• Екатерина Корабаева

  • 21 февраля 2014

Без прикрас

 

«Пошумели — и баста», — с невозмутимым видом говорит государство на попытки граждан донести свои чувства в связи с произошедшей в стране девальвацией. Тем самым оно как будто дает понять — оправданий с его стороны не будет. А общественность тем временем жаждет объяснений.

Логичный вопрос

В этот понедельник интернет-проект «Юристы за соблюдение законов» обратился с запросом в главный банк страны с просьбой разъяснить процедуру, на основании которой принималось решение о новом курсе тенге. Участники проекта — профессиональные юристы — ведут борьбу с нарушениями закона госорганами, которые носят массовый, системный характер и ущемляют права граждан.

Как отмечает в интервью «&» руководитель интернет-проекта «Юристы за соблюдение законов» Жангельды Сулейманов, ответа на свое обращение к председателю Национального банка РК Кайрату Келимбетову они пока не получили. «Обращение подано 17 февраля, а по закону у Национального банка 15 дней на предоставление ответа», — говорит г-н Сулейманов.

Он также добавляет, что согласно Закону «О Национальном банке Республики Казахстан» решения о корректировке курса, которая может привести к девальвации, принимаются советом директоров Нацбанка в форме постановления, а потом утверждаются постановлением правления Нацбанка. На обоих заседаниях — и совета директоров, и правления — председательствует глава Нацбанка.

Пока же главный банк страны готовит свой ответ, сами юристы время зря не теряли и успели разработать проект заявления о незаконности оспариваемых решений. «Я против митингов, так как митингующие, как правило, не могут сформулировать точно ни нарушение их прав, ни свои требования. Лучший способ — это защита своих прав в суде путем подачи заявления о незаконности оспариваемых решений. Мы подготовили проект такого заявления. В наших законах, правда, нет понятия индивидуальных или коллективных исков, зато есть такое понятие, как подача иска несколькими истцами. То есть в шапке заявления указывается неограниченное количество истцов. Данный иск может быть подан по месту жительства истца, то есть в любой точке Казахстана», — делится Жангельды Сулейманов.

Кроме того, по его словам, такие судебные процессы полезны и для общества, и для государства, так как позволяют установить законность оспариваемых решений. К тому же такие процессы дают возможность проверить качество законов на их соответствие Конституции. Эффективность таких мер во многом зависит от профессионального уровня юристов, участвующих в таких делах.

Мало не покажется

Поддерживает коллег и известный юрист Сергей Уткин. «Действительно, разбираться необходимо по существу. Юристы задали совершенно логичный вопрос, поскольку решение о девальвации не было опубликовано. В соответствии с законом все государственные органы и должностные лица обязаны оформлять свои решения в виде правовых актов», — говорит он в своем интервью «&».

Также юрист отмечает, что в нашей стране можно обжаловать в суде практически любые действия и решения государственных органов и должностных лиц. Не обжалуются лишь решения президента, парламента и Конституционного совета.

В общем, теоретически у иска о признании постановления правления Национального банка незаконным есть совершенно реальная судебная перспектива. «Мне неоднократно приходилось участвовать в подобных делах. Правда, если в компетенции Нацбанка имеется такое полномочие (решать, какой именно курс валюты поддерживать), то суд наверняка не будет разбираться с основаниями принятого решения. Так, к сожалению, повелось в наших судах. Они рассматривают лишь законность принятого решения государственным органом, а не его целесообразность, эффективность, разумность, справедливость и т. п.», — делится г-н Уткин.

То есть если в компетенцию Нацбанка входит принятие решения о девальвации, то оно наверняка будет признано законным. Кроме того, по словам юриста, в Казахстане существует негласное правило, что госорган всегда прав. Так, в 2012 году к Сергею Уткину обратились
независимые регистраторы ценных бумаг. «Помните, сначала их объединили в Единый государственный регистратор, затем по этому примеру все частные пенсионные фонды объединили в Единый пенсионный фонд. Так вот, тогда несколько регистраторов обжаловали постановление правления Нацбанка о процедуре передачи реестров единому регистратору. Мы выявили, что постановление прямо противоречило закону. И если бы дело рассматривалось независимым судом, то постановление Нацбанка было бы отменено. Однако сработало вышеуказанное правило. И суд первой инстанции с полуоборота, даже не разбираясь в сути спора, отказал регистраторам в иске», — делится опытом г-н Уткин. Зато судья Алматинского городского суда, по его словам, подошла к рассмотрению спора более профессионально и была вынуждена удивиться — как же так Нацбанк не обратил внимания на закон, начала задавать ответчику неудобные вопросы. И вот тогда юрист Нацбанка подключил, что называется, тяжелую артиллерию. Он, не стесняясь, обратил внимание судьи на то, что членом правления Нацбанка является в том числе представитель Администрации Президента, так что это решение, по сути, принималось не только Нацбанком. «И этот довод сработал лучше всего. Как-то у судьи сразу пропало желание что-то еще спрашивать, она успокоилась и поддержала «правоту» Нацбанка», — рассказывает юрист.

Тем не менее, по мнению Сергея Уткина, если юристы организуют открытый судебный процесс по решению о девальвации, то Нацбанку мало не покажется. «Здесь самым важным элементом будет гласность. Ведь наши чиновники не привыкли, что обоснованность их решений может рассматриваться общественностью под микроскопом, так что пусть теперь покрутятся на сковородке», — говорит он.

Граждане хотят знать

Между тем председатель совета Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Евгений Жовтис предлагает рассмотреть ситуацию в нескольких аспектах. Во-первых, по его словам, девальвация, а тем более 20-процентная девальвация, — это экономический шаг правительства, вызванный какими-то чрезвычайными обстоятельствами. И что хотят граждане знать, так это как минимум:

• насколько этот шаг был оправданным;
• что его спровоцировало, какие обстоятельства;
• было ли это поддержано ведущими экономистами;
• была ли альтернатива;
• есть ли в экономическом экспертном сообществе иные точки зрения;
• как парламент, который не только законодательный, но и, прежде всего, представительный орган власти, реагирует на это решение, проводится ли срочное заседание парламента и т. д.

«Причем как те, кто избирал парламент, который, в свою очередь, давал согласие на назначение правительства и председателя Национального банка, и как налогоплательщики, по которым девальвация особо ударила, граждане имеют право получить удовлетворительные ответы на все эти вопросы», — говорит Евгений Жовтис.

Во-вторых, по его словам, правительство не имеет права вводить людей в заблуждение. «Если правительство врало в конце прошлого года, что девальвации не будет, а сейчас ее провело, то оно должно уйти в отставку и отвечать за ложь или введение в заблуждение. И дело здесь не в экономической обоснованности или необоснованности решения о девальвации, а в распространении правительством неправды. Если правительство врет, то в этом случае нет никаких гарантий, что оно не врет и по другим вопросам», — говорит председатель совета Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности.

В-третьих, он отмечает, что право на мирное собрание, т. е. на митинги, пикеты, демонстрации, — это одно из фундаментальных прав человека, закрепленных в нашей Конституции и в международных обязательствах нашего государства. «Причем у государства есть обязательство это право обеспечить. Его реализация — это одна из возможностей установления обратной связи власти и общества, возможность для общества донести до властей месседж, а для властей — прислушаться и скорректировать политику. Если митинги не разрешать и разгонять — нормальной обратной связи не установишь, а основополагающее право человека будет нарушено», — считает правозащитник. Он также подчеркивает, что во многих странах, в первую очередь в странах с английской правовой традицией, а также в Китае и Бразилии прочно утвердился правовой механизм групповых (массовых) исков, что позволяет отдельным гражданам отстаивать общие и общественные интересы. «Суть в том, что кто-то подает иск в суд от имени всех пострадавших, причем и к государству тоже. Так что инициатива «Юристов за соблюдение закона» вполне в русле современных тенденций защиты общественных интересов», — заключил г-н Жовтис.

Справка

Интернет-проект «Юристы за соблюдение законов»
Почтовый адрес: 050013, Алматы, площадь Республики, 15, оф. 432, advocate@advocate.kz.

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №06 (483) от 21 февраля 2014

PDF, 3.40 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме