• Хе Олег

    Издатель

  • 14 сентября 2015

В поисках позитива и точки роста (видео)

 

Форум Kazakhstan Growth Forum стал конструктивной и профессиональной платформой для обсуждения наиболее актуальных вопросов и проблем обеспечения устойчивого роста отечественного бизнеса. Принцип открытости форума позволяет принять активное участие широкому кругу представителей казахстанского бизнеса с вовлечением ведущих мировых экспертов. В этом году уже пятый по счету форум пройдет 18 сентября в Алматы. О его ключевых темах рассказывает инициатор форума, основатель группы компаний Centras Ельдар Абдразаков.

 

 

Ельдар Советович, инвестор должен думать не только о собственных проектах, но и о создании соответствующей среды, благоприятного инвестклимата. Так сказать, выйти за рамки своего бизнеса. К такому мнению я прихожу, следя за вашей деятельностью: вы проводите форум, активно участвуете в работе Национальной палаты предпринимателей, организовали экспертов по выбору «национальных чемпионов». Это правильная позиция инвестора, как вы считаете?

 

Думаю, что нельзя заставить каждого инвестора заниматься проблемами вне его инвестиционного проекта и бизнеса. Просто он должен быть сконцентрирован строго в рамках своего проекта для обеспечения большего бизнес-результата. Это очевидно, особенно на ранних стадиях развития бизнеса. С ростом бизнес-опыта приходит видение системных, регуляторных, средовых проблем и вопросов. А применительно к нам это наше осознание того, что надо системно подходить к базовым проблемам, в целом определяемым нами как «внутренние дисбалансы» экономики Казахстана. Мы четко видим, что только целостное понимание и решение этой проблемы может обеспечить долгосрочный эффект устойчивого роста казахстанской экономики и бизнеса. Инвестиции придут, когда страна избавится от рыночных аномалий. В этом состоит позиция нашей группы компаний, и все наши инициативы направлены на то, чтобы обеспечивать развитие рынка, гармонизировать бизнес-среду, привлечь высокие стандарты и передовой опыт и в конечном счете поддержать рост отечественного предпринимательства.

 

Вы много и давно занимаетесь деловыми инициативами, чувствуете ли вы удовлетворение от этой, так скажем, общественной нагрузки или возникает раздражение? Я к чему это спрашиваю: предпринимательское сообщество презентует свое видение «национальных чемпионов», параллельно госхолдинг «Байтерек» продвигает свое, вообще не обращая внимания на то, что делают и предлагают бизнесмены. Причем я не увидел понятных критериев отбора «национальных чемпионов» от «Байтерека», тогда как у вас все было ясно и прозрачно. Не чувствуете ли вы в такие моменты разочарование или раздражение?

 

Отвечу несколько шире. Наверное, в жизни любого человека есть этапы. В какой-то момент стремление отдавать знания и опыт начинает превышать стремление получать. Как правило, это так называемый жизненный опыт или профессиональный багаж в определенной деятельности. И это тот момент, когда ты имеешь серьезную потребность поделиться с другими своим видением и практикой. Но осознаю, что не все принимают мою точку зрения или понимают ее. У меня при этом не возникают негативные эмоции, т. к. в большинстве случаев для меня становятся ясны причины, почему люди не понимают моих инициатив. Почему они их не принимают? Почему действует в противоположном направлении и т. п.? Конечно, главный фактор — различия в опыте, в бизнес-кругозоре. Помогает то, что с возрастом вырабатывается дисциплина и согласие с тем, что не все твои идеи реализуются. Да и в бизнесе такого нет. Школа бизнеса научила меня: не все, за что ты берешься, реализуется в полной мере. Вырабатывается терпение к окружающим. Есть только некоторый осадок от ощущения, что люди не хотят глубоко погружаться в ситуацию. В результате звучит слишком много зычных лозунгов, много быстрых решений. Степень погружения в проблему слабеет, снижается профессиональное понимание того, что нужно делать.

 

По вопросу «национальных чемпионов». Первое: у каждого может быть свое понимание вопроса. Соответственно, своя программа, свои критерии, свои списки и т. д. Второе: чем больше существуют списки и программы, тем лучше для практики отечественного бизнеса. Можно обеспечить и конструктивную конкуренцию, и здоровую эволюцию национального бизнеса.

 

Применительно к существующим программам «национальных чемпионов» мы имеем два подхода. Выборка НУХ «Байтерек» произведена на основе своих критериев, тяготеющих к формальной метрике. Наша парадигма другая: «национальные чемпионы» — это люди, которые состоялись как организаторы крупного бизнеса и готовы отдавать больше, чем получать. Они сумели создать образцы отдельной целостной бизнес-экосистемы. И мы хотим активизировать таких людей на новый уровень организации, тиражировать их опыт. Потому что у нас в стране большая проблема: нет методики и широкой практики вырастания маленьких компаний в секторальных корпоративных игроков. Компании, которые сегодня процветают, — это старые советские монополии, которые волею судеб оказались в частных руках. Я такие компании называю динозаврами. Они на самом деле мешают дальнейшему развитию страны, потому что государственная и финансовая помощь в первую очередь обращена к ним. И они, по сути, очень неэффективны. Так как их эффективность сформирована в 70-х годах прошлого века как технологически, так и организационно. И проблема отнюдь не в менеджерах. Часто возникает ощущение, что мы в последние 20 лет стоим на месте в аспектах роста эффективности, в вопросах смены технологической платформы, системы управления. Я часто дискутирую с одним из ведущих казахстанских ученых по стали, который утверждает критическую актуальность стали для развития казахстанской экономики в целом. Я искренне пытаюсь отстоять достижения новых материалов и «отсталость» стали. Де-факто сталь — фундаментальный материал индустрий XIX–XX веков. Мир сегодня мыслит композитными материалами, живет новыми технологиями. Порой мне кажется, что мы все в индустриальных вопросах остаемся пока там, в прошлом веке. И это беспокоит. Не раздражение, а беспокойство — вот что чувствую. И даже если молодежь обучить на Западе, это не означает, что она сразу принесет сюда западное понимание.

 

Вы сейчас говорите о болашаковцах, которые начинают занимать ключевые руководящие посты?

 

Да. Есть большая проблема: у нас нет преемственности поколений. Часто можно услышать реплики типа «у этих не получилось, давайте вот этих попробуем». Это весьма рискованный путь, т. к. в этом случае не происходит аккумуляции опыта. Нам нужна преемственность. И всегда есть то полезное зерно, которое надо сохранить и реализовать. Мы все сейчас столкнулись с тем, что остановилась передача знаний. Старшие сегодня не готовы обучать младших. Опытные специалисты зачастую не готовы делиться знаниями с новичками. И это большая проблема.

 

Может, это отчасти и хорошо, что нет преемственности знаний? Ведь мы говорим о том, что сейчас не складывается взаимопонимание с людьми, принимающими ключевые решения в государстве. И вот этим людям на смену приходит новое поколение управленцев, тех же болашаковцев. Если будет включаться преемственность, то негативный опыт, который есть сегодня, перейдет по наследству. Так, может, лучше начать, так сказать, с чистого листа?

 

Дело ведь не в том, что новые люди должны начать мыслить по-новому. Все зависит от системы управления, от ее жестких фундаментальных основ и задач, которые она перед собой ставит. Что с того, что люди обучились на Западе? Они возвращаются в ту систему, которая у нас есть. И они быстро становятся ее элементами. И поэтому вопросы больше к системе: почему она не дает свежих чемпионов в экономике? Почему она не дает прорывов в новых индустриальных направлениях? Системные вопросы более важны. А то, что ребенок отучился 4 года где-то за рубежом, — малозначимо. Это лишь миг в процессе становления человека. Важнее понимать: когда вчерашний студент встраивается в систему, как он начинает мыслить, что заставляет его действовать таким образом? Это вопросы к системе: как она заставляет людей реагировать? В этом году на форуме К5: Kazakhstan Growth Forum мы затрагиваем вопросы системного поведения, будут одни из лучших мировых экспертов в этой области. Я надеюсь, что покроем и аспекты преемственности, эффективности и системного структурирования в понимании того, что заставляет людей двигаться вперед, что делает их эффективными или неэффективными. Так что суть в системных настройках. Если мы заменим аккумулятор в машине или начнем заливать другой бензин, то мы решаем лишь ресурсные задачи, но никогда в результате этих действий не получим принципиально новый, современный автомобиль.

 

Ельдар Советович, вы говорите о том, что нет достаточной согласованности и взаимопонимания в действиях бизнес-сообщества и госаппарата. И поднимаете важный вопрос операционной эффективности. Думаю, что и в госорганах с этим большая проблема. Тогда почему вы не приглашаете на форум представителей госсектора? Они бы приехали, послушали про операционную эффективность, про стратегии. И, может, после этого наладятся коммуникации, станет больше взаимопонимания. Многие вопросы станут быстрее решаться.

 

Мы всегда приглашаем госуправленцев и чиновников на форум. Мы — открытая площадка для профессиональной дискуссии. Другое дело — трибуна форума. Конечно, она в первую очередь предоставлена бизнесу, у которого ее нет для обсуждения своих проблем и вопросов, в противовес госчиновникам. При этом важно находить конструктивизм во мнениях и подходах к развитию бизнеса в Казахстане сообща, от лица государства и частного бизнеса. Для нас важнее сформировать единое мнение в предпринимательском сообществе, академических кругах и интеллигенции. Каково наше понимание и отношение к вещам? И, конечно же, очень важно понимание отношения госуправленцев к вопросам бизнеса. К сожалению, степень участия госчиновников в нашем форуме стабильно низкая. Возможно, это связано с их хронической занятостью и другими приоритетами.

 

Да, кроме вопроса отношения государства к бизнесу форум активно работает и над вопросами внутреннего взаимопонимания и проблем кооперации в отечественном бизнесе.

 

Я разговаривал с несколькими участниками форума, они признают, что наша экономика на таком этапе, когда частный бизнес в чистом виде сжимается и растет квазигосударственный бизнес, во главе которого опять же государственные менеджеры. Вот как с ними быть? Может быть, их вовлекать в обсуждение системных вопросов? Чтобы они стали неким мостиком или проводником идей в госаппарат и политические круги?

 

Считаю, что есть хорошее определение на английском языке — stakeholder. На русском адекватного нет, но можно определить так: «заинтересованные стороны или факторы, имеющие влияние». Сейчас у нас есть несколько значимых факторов, оказывающих влияние на ситуацию. Есть правительство, которое хочет что-то менять и весьма прогрессивно мыслит. Но есть другие стейкхолдеры — госкомпании. Иногда они даже более влиятельны, чем само правительство.

 

Лобби сильное у них, могут оказывать, как мы видим, давление на валютный курс…

 

В сложившейся системе влияние крупных игроков очень высоко. Причем это довольно узкий круг игроков. Всем очевидно, что сильных изменений в среде отечественного крупного бизнеса за последние 20 лет не наблюдается и особо не прогнозируется в ближайшей перспективе. Секторальный интерес этих игроков весьма стабильный. Другую часть бизнеса, молодую, я называю юниорами. Она хочет развиваться, видит свои перспективы. Но ее голос не такой весомый, и рано говорить о том, что его слышат. Но этому бизнесу самому нужно еще определиться, что для него важно, как ему работать. Это его эволюция. Бизнес сегодня дезорганизован, нужна какая-то форма, чтобы он стал более организованным, пришел к единому мнению. Предприниматели сегодня зачастую работают друг против друга, нежели в одном направлении. Поэтому вот что мы видим сегодня: госкомпании и правительство не слышат бизнес, у них свои приоритеты. Но и услышать сложно, потому что сильна разноголосица в частном секторе.

 

Бизнес консолидировать действительно сложно, он ведь такой разношерстный. Предприниматели говорят о том, что крупные проекты в нашей экономике завязаны с политиками, курируются ими. Если взять любой крупный проект и потянуть за ниточку, на другом ее конце обязательно нарисуется какая-нибудь крупная политическая фигура или государственник. Получается, сейчас де-факто сцепки есть между тремя секторами: власть, квазигосударственный сектор, частный бизнес. И тогда системные вопросы нужно обсуждать совместно?

 

Почему люди обращаются к политическим фигурам, чтобы они были в проектах? Сегодня большая проблема состоит в том, что без этих фигур развернуть большой проект невозможно. Наша правовая система не дает возможности крупным проектам существовать самостоятельно. И тогда нужны политики в проекте, которые эту систему смазывают и склеивают, чтобы она работала. И что нам тогда делать? Побольше политических деятелей набирать в проекты, чтобы все склеивалось? Последние 25 лет все так и работало, к сильному нашему сожалению. Мы сегодня должны искать выход, чтобы бизнес мог самостоятельно развиваться. И такой бизнес тоже есть — который не смотрит на государственных деятелей, на бюджетную поддержку. Он выживает сам. Это мощнейший незадействованный потенциал национального бизнеса. Да, ему сложно, но он работает не благодаря государственной помощи, а без нее. И поэтому нам важно понимать, какие чемпионы формируются в конкурентной среде и что дает им возможность развиваться. Это хороший опыт. Его нужно показывать другим людям, чтобы было понимание «алгоритма успеха». И совсем не обязательно для этого обучаться на Западе. Многие приезжающие оттуда потом живут иллюзиями. Думают, что можно открыть здесь венчурный проект — и завтра все будет цвести. К сожалению, это не так. У нас нет условий для венчурного бизнеса. Мы сами занимаемся венчурным финансированием. У нас большой вопрос: что станет с проектом после венчурной стадии?

 

Продажа на фондовом рынке.

 

Нет, это далекая перспектива. Сколько казахстанских компаний вышло на западные фондовые рынки? Их по пальцам можно сосчитать. Это иллюзия, что можно быстро отработать концепцию и выйти на фондовый рынок. Такой рынок существует только в США. Но нам нужны венчурные проекты, чтобы как можно больше предпринимателей открывали новые предприятия, приносили инновации, создавали дополнительные стоимости, устраняли неэффективность. Стране это важно! Но к этому вопросу нужно системно подходить: что нам нужно сделать, чтобы эта индустрия развивалась? И что будет с проектом, когда он пройдет венчурную стадию? К сожалению, готового ответа на все вопросы нет. Нам надо это отрабатывать. Ведь по большому счету мы еще не выстроили экономику таким образом, чтобы венчурные проекты в нее встраивались. У нас либо экономика олигархов, либо экономика барахолки. А нам нужно больше предпринимателей, которые из нулевого проекта могут сделать сперва устойчивый бизнес, способный перерасти в большой. Вот именно эту идею мы и закладывали в свое понимание «национальных чемпионов». У нас есть примеры, когда люди с нуля поднимали проект, в сложных условиях его развивали. Не просто приватизировали актив и дальше управляют им. А именно с нуля поднимали. Такие герои в Казахстане есть. Такие прецеденты необходимо анализировать, систематизировать и развивать, с тиражированием их компетенции и опыта.

 

У квазигосударственного сектора есть ресурсы, и они теоретически могут помочь в решении системных вопросов в экономике. Но вы не хотите их вовлекать и обучать. Вы считаете, что правильнее укреплять частный сектор, чтобы он увеличивал свою долю и снижал роль государства в экономике. Правильно я вас понимаю?

 

Не то что не хотим… Мы открыты и приглашаем к диалогу. Другое дело, что мы прилагаем очень много усилий, чтобы нас услышали. И мы со своей стороны предпринимаем очень много инициатив, чтобы улучшить ситуацию.

 

 

Я к чему? Есть влиятельные лица, которые тоже занимаются венчурным финансированием. Не буду называть фамилий. Есть ли смысл объединять усилия и использовать их ресурсы, в том числе административные, чтобы вместе выстраивать эту систему?

 

Не хотелось бы напускать на себя вид профессора и обучать тому, что сам только познаешь. Мы все находимся в самом начале пути познания. В чем-то наша компания преуспела, но мы тоже в пути. И форум — это площадка для обмена мнениями. Есть рыночные операторы, чей взгляд на ситуацию может быть интересен. В этом году на форуме, к примеру, своим рыночным опытом будет делиться компания «Технодом». Она решила повысить свои стандарты качества. Очень хорошая инициатива, очень правильная. Понятно, что она направлена на то, чтобы укрепить компанию. Мы их активизируем, чтобы они поделились своим опытом со всеми участниками рынка. И они готовы к этому. Так что форум — для обмена мнениями, на нем мы хотим собирать лучшие и важные идеи. Для кого-то они могут быть непонятны, но нам важно ускорить развитие страны. Повторюсь, мы не хотим кого-то строго поучать. Не хотелось бы прийти к советскому мышлению, когда есть одна идея, она считается единственно верной и все идут ее реализовывать. Да, на данный момент может существовать ключевая идея, мы должны ее обсуждать, но через год ей на смену может прийти совершенно другая. Нам нужна площадка, нужна дискуссия, чтобы понять, что работает, а что — нет.

 

Я, может, неправильно высказался: не обучать, а вовлекать в обсуждение.

 

Мы приглашаем, мы обеспечиваем дискуссию. Кто-то активнее вовлечется, кто-то — меньше. Банально, но нам нужен этот процесс поиска и обсуждения. Для нас важнее собрать наиболее активных предпринимателей страны, которые переживают за устойчивое развитие своего бизнеса. Мы понимаем, что рационально они хотят улучшить свой бизнес. Одновременно осознаем, что, чем больше будет таких ответственных и компетентных игроков на рынке, тем быстрее страна будет продвигаться. С эгоистических позиций можно утверждать: наши знания должны остаться только при нас. Но мы уже переросли «эгоистическую» стадию роста и считаем, что среда очень важна — как мы между собой разговариваем, понимаем друг друга или нет. Поэтому и важно гармонизировать взаимоотношения и унифицировать стандарты.

 

 

Вы говорите, что у власти другие приоритеты, но ведь она тоже говорит об инновациях, есть госпрограмма, запускают технопарки. Получается, что приоритеты совпадают.

 

Есть госпрограммы, но посмотрите их результативность, она ведь низкая. И проблема не в том, что программы плохие, там хорошие идеи написаны, суперконсультанты и т. п. Сложности возникают на уровне реализации. Необходим отечественный пул предпринимателей с конкретной практикой, достижениями в сегодняшних условиях. Отказ от привлечения местной экспертизы, на наш взгляд, ведет к низкой эффективности госпроектов и госпрограмм. Консультантов, кстати, мы тоже приглашаем на форум, чтобы совместно обсудить, почему хромает реализация. Пути развития Казахстана мы будем обсуждать совместно с PwC, EY, McKinsey & Co, Deloitte, BCG.

 

 

Означает ли это, что консультанты должны работать как дизайнеры интерьера: придумали дизайн, а дальше проводят авторский надзор, следят за тем, как строители реализуют задуманное? Иначе получается, что консультанты получают большие деньги, а ответственности за результат не несут.

 

В ведущих консалтинговых компаниях работают умные люди. Для них важно, чтобы предложенные ими идеи находили воплощение. Это вопрос репутации. Поверьте, консультанты точно так же переживают за результат, но зачастую они не могут на это влиять в наших условиях.

 

Образно говоря, Kazakhstan Growth Forum — то самое зеркало, которое отражает нашу реальность без прикрас. И каждому надо найти смелость взглянуть в это зеркало. В первую очередь, властям.

 

Да, нужна регулярная критичная оценка. Ее уровень растет, когда темы и идеи, озвученные на форуме, продолжают обсуждаться, обрастать комментариями, переводятся в действия, вовлекаются зарубежные эксперты. И здесь важна и ваша роль — роль СМИ. Их внимание также должно быть обращено на системные вопросы развития страны.

 

Спасибо большое!

Видеосъемка и монтаж: Алина Смирнова

Читать дальше

в издании РБК №9 (25) от 8 сентября 2015

PDF, 6.64 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по проекту

Business Events