• Рабига Абдикеримова

    Журналист

  • 11 сентября 2015

Кузнец своего счастья

 

Средний класс — все равно что средний брат в семье. Сначала донашивает за старшими (автомобили, недвижимость), а потом отдает младшим. А в сложные времена и вовсе остается один на один со своими проблемами.

 

С учетом изменившейся экономической ситуации представителей среднего класса поубавится, а вместе с этим сократится потребительский спрос на ряд товаров и услуг. Ведь именно средний класс, имея раньше небольшой излишек, позволял себе ходить по ресторанам, кино, салонам красоты и другим увеселительным местам. Сегодня же многие его представители могут задуматься об экономии, что скажется не только на привычном для них образе жизни, но и сфере услуг. В этой связи мы спросили экспертов о том, какие проблемы формирования среднего класса могут усугубиться в ближайшее время, может ли власть и дальше рассчитывать на лояльность этой категории населения.

 

Сергей Акимов, политолог

 

О среднем классе

 

Определение среднего класса в Казахстане и в мире разнится. В Казахстане средним классом принято считать тех, кто ни в чем сильно не нуждается. В то время как по мировым меркам средний класс — несколько более состоятельная и зажиточная часть граждан. Есть в Казахстане также региональная особенность: средний класс отсутствует в большинстве областей Казахстана. В основном он сосредоточен в Алматы, Астане, в некоторой степени в Атырау и, может быть, в Караганде. То есть в наиболее экономически благополучных регионах. Поэтому я думаю, что доля реального среднего класса в структуре экономики Казахстана не превышает 5-10%.

 

О сокращении доходов

 

В первую очередь, очевидна сегодня проблема сужения среднего класса. Этот процесс будет происходить на фоне накопившихся в стране экономических проблем. Если самые состоятельные, впрочем, как и те, кто находились на уровне выживания, так и сохранят свои позиции, то средний класс ощутит на себе снижение своих доходов. Это связано с тем, что средний класс формируется из так называемого креативного класса. Речь идет о сотрудниках, которые обеспечивают существенный доход компании, но при этом именно от них работодатели могут отказаться в первую очередь в целях сокращения расходов. В качестве примера могу привести креативщиков и пиарщиков, которые традиционно неплохо зарабатывают и живут соответствующим образом, но первыми попадают под сокращение.

 

О лояльности к власти

 

Средний класс — это люди, которым есть что терять, поэтому я думаю, что недовольство текущим состоянием экономики не выльется ни во что большее, чем кухонные разговоры и обсуждения в соцсетях. И я думаю, что власть это прекрасно понимает, поэтому никаких мер, чтобы ослабить удар кризиса по среднему классу, предпринято не будет. Основные меры социальной поддержки, как и положено, будут ориентированы на уязвимые слои населения. А средний класс сможет выстоять самостоятельно, пример тому — кризис 2007-2008 годов, когда многие представители среднего класса реально остались без работы, пережили трудные времена, а затем наверстали упущенное. Это лишь за счет того, что средний класс имеет доступ к медийным ресурсам и их слышно в соцсетях — складывается впечатление, что таких людей много.

 

Гульмира Илеуова, президент ОФ ЦСПИ «Стратегия»

 

О потреблении

 

У нас очень большая проблема с определением среднего класса. Если есть категория людей, которые снизили потребление, значит ли это, что они автоматически выбыли из среднего класса? Или они просто более грамотно ведут свою финансовую политику?

 

В моменты кризиса потребление снижается за счет снижения доходов не только среднего класса, но и всех остальных групп населения. Разница лишь в том, что потребление каждого из них снижается в своем собственном сегменте: кто-то не ходит в кино, а кто-то перестает покупать лишнюю булку хлеба.

 

О делении

 

Поэтому я бы обратилась к следующей градации. Тех, кто живет на грани бедности (кому не хватает денег даже на хлеб), и тех, кто живет скудно (кому хватает средств только на питание, но недостаточно, чтобы купить себе одежду), можно отнести к малообеспеченным. Дальше можно выделить нижнюю границу среднего класса. Во-первых, это люди, которым хватает на питание и одежду, но покупка товара длительного пользования вызывает у них затруднения, поэтому они брали в свое время потребительские кредиты. Во-вторых, это группа, которая может сказать, что ей хватает средств на всё, кроме жилья и машины, на которые она тоже берет кредиты. Ну и следующая категория — те, кому хватает денег на всё. И вот если посмотреть на годы прошлого кризиса, можно увидеть, что увеличилась группа, которой не хватает средств на некоторые покупки, и уменьшается количество тех, кому раньше хватало своих доходов на всё. Последние хоть и ужимаются в годы кризиса, но испытывают на себе неудобства по большому счету в виде отложенной поездки в Европу или некупленной лишней квартиры.

 

А вот так называемый базовый слой, которому, как я уже сказала, хватает средств на питание и одежду, но недостаточно на приобретение бытовой техники, представлен в стране широко, но его часто ошибочно относят к настоящему среднему классу. Все-таки на практике они живут от зарплаты до зарплаты. Однако базовым этот слой населения считается потому, что он доминирующий. Я его называю мещанским слоем, потому что он занял средние позиции для нашей бедной по доходам страны. Такие семьи получают стабильный доход в 30-50 тысяч тенге на одного человека в месяц из расчета, что в них два работающих на госслужбе и один или два ребенка. Этот базовый слой очень важен, поскольку именно он создает политическую культуру, и пока он не прочувствовал кризисных проявлений, нельзя сказать, что наступил кризис.

 

О помощи государства

 

Если говорить о бюджетной сфере, то должна быть предусмотрена индексация зарплат, с оглядкой на уровень инфляции, конечно. Что касается негосударственного сектора, то здесь много самозанятых, и по ним трудно что-то сказать, поскольку их доходы до конца неясны.

 

В целом же необходимо соблюдать равновесие. Если в стране низкий уровень доходов и потребительский спрос, то цены на продукты не могут быть высокими, так как на рынке некому покупать. Но если по многим группам товаров у нас импорт и он подорожает, то люди будут вынуждены все равно покупать его из-за отсутствия отечественной альтернативы. А это первым делом лекарства и другие товары, высокие цены на которые могут вызвать недовольство. Государство должно было предусмотреть это, принимая решение в отношении курса национальной валюты.

 

Досым Сатпаев, директор Группы оценки рисков

 

О среднем классе

 

В мире существует большое количество разных определений понятия «представитель среднего класса». Кто-то делает ставку на материальный доход. Например, по американским меркам к среднему классу относится человек, чей ежемесячный доход составляет около $3 тысяч, не меньше. Кто-то считает, что к среднему классу принадлежит человек, который имеет не только хорошие средства, но также собственное жилье, хорошее образование и возможность дать такое же образование своим детям. Третьи считают, что средний класс — это те, кто сами себя идентифицируют как средний класс. То есть это те, кто не считает себя ни бедными, ни богатыми, а вполне финансово самостоятельными. Финансовая самостоятельность, к слову, тоже одна из черт среднего класса.

 

В Казахстане понятие «средний класс» очень расплывчатое. Определенного официального значения нет.

 

Я считаю, что в Казахстане основной источник среднего класса — это бизнес, в основном представители среднего бизнеса, но, возможно, и малого. Другими словами, это люди, финансово независимые от государства, имеющие определенную финансовую устойчивость, более или менее стабильный источник заработка, определенное движимое и недвижимое имущество, а также счета в банках. Они могут дать своим детям хорошее образование, в том числе платное. Есть еще протосредний класс. Это та самая пограничная группа, которая при хороших экономических условиях может вернуться в средний класс, а при ухудшении может, наоборот, опуститься ниже, стать представителем маргинальной среды. Поэтому в Казахстане средний класс — это очень неустойчивая небольшая группа. Когда-то властью было заявлено, что средний класс в Казахстане составляет около 30% населения. Я, конечно, думаю, что меньше — около 20% в лучшем случае, и то только в крупных городах.

 

Дело в том, что казахстанский средний класс сконцентрирован в крупных городах. В регионах, особенно депрессивных, ситуация совсем другая. Например, если в Алматы представитель среднего класса — это человек, который зарабатывает довольно неплохие деньги даже по западным меркам, условно — 3000 долларов в месяц, то в некоторых регионах человек с заработком в 500-600 долларов уже может считаться средним классом. В Казахстане нет общих стандартов того, что такое средний класс, потому как региональное развитие разное.

 

Средний класс и пирамида стабильности

 

В связи с кризисом сейчас, как и в 2008 году, ситуация ухудшается. Понятно, что казахстанский бизнес, особенно МСБ, будет сжиматься. Многие люди, которые принадлежали к среднему классу, теперь будут отодвигаться в протосредний класс. Есть такое понятие — «пирамида стабильности». Когда 10% населения — это богатый слой, 10% — протосредний класс, 10% — бедные и 70% — средний класс, при такой пирамиде система считается устойчивой. Но в Казахстане немного по-другому. У нас примерно 10% или даже меньше — это слой богатого населения, 20% — средний класс, 10% или даже чуть больше — это бедные и где-то 60% — это тот самый протосредний класс.

 

О рисках и возможностях

 

Национальная палата предпринимателей (далее НПП) уже заявляла о том, что этот год будет тяжелым. Некоторые представители бизнеса уже официально заявили, что меры правительства и Нацбанка, которые были приняты в связи со свободным курсом тенге, уже практически не могут помочь определенной части бизнеса. То есть бизнес уже лежит на боку, начались увольнения, идет сокращение, несмотря на девальвацию. Представители банков тоже заявляют о том, что будут сокращения. В нефтегазовом секторе — не в крупных компаниях, где иностранцы подписали меморандумы и не могут увольнять, а в местных сервисных компаниях — уже наступил кризис, идут сокращения. То есть процесс идет, и его уже тяжело остановить. Понятно, что многие, оставшись без работы и не имея возможности быстро ее найти, при наличии кредитов могут оказаться в очень сложной ситуации. В результате они могут превратиться в недовольную часть общества. Например, те же недовольные дольщики и ипотечники. Они ведь тоже когда-то были представителями среднего класса: имели хорошую работу, стабильный заработок и т. д. Но потом все резко поменялось, и они моментально превратились в людей, у которых нет ни работы, ни денег, чтобы выплачивать кредиты. Сейчас мы входим в такую фазу риска. Средний класс уменьшается, он чаще уходит в протосредний класс. По мере снижения уровня жизни социальное недовольство растет. Человеку, привыкшему к хорошей жизни, тяжело отвыкать. Такая адаптация психологически очень тяжела.

 

О государственной поддержке

 

Государство уже заявляло о том, как будет помогать и поддерживать. В свое время оно придумало программу «Дорожная карта бизнеса», заявило, что будет кредитовать МСБ через банки, открыло кучу других программ. Это все есть, но не реализуется по многим причинам. Либо потому, что наши чиновники любят метаться от одной программы к другой, либо плохо помогают банки, которые, как всегда, оторваны от реального сектора экономики. Причин много. Я думаю, что сейчас необходимо дать еще больше полномочий НПП, которая в последнее время стала активнее выступать за интересы казахстанского бизнеса. Если эта структура была создана для продвижения интересов бизнеса, то нужно требовать, чтобы она активнее этим занималась. Ведь бизнес — это основа среднего класса. Именно средний класс — та часть населения, которая не зависит от государства в финансовом плане. Я думаю, развивать бизнес и вместе с ним средний класс — это та самая задача и цель, которой мы должны достигнуть. С другой стороны, когда человек не зависит от государства, может сам себя обеспечить, у него появляется возможность в какой-то степени попытаться улучшить это государство. Возможно, чиновникам это невыгодно. У меня возникает ощущение, что власть где-то целенаправленно снижает планку среднего класса. Потому что средний класс — это люди с хорошим образованием, а это означает более критический подход к тому, что происходит вокруг. Возможно, власть немного опасается, что, если будет наращиваться средний класс высокообразованных людей, они будут задавать много неудобных вопросов. Если обратить внимание на волонтерскую деятельность или всякие акции протеста, можно увидеть, что большинство участников и активистов — это средний класс. Это люди, которые уже не только думают о собственном интересе, но и пытаются защитить интересы общественные, экологические, социальные и т. д. Поэтому похоже, что где-то в подсознании наших чиновников есть желание управлять менее образованной толпой. Но это палка о двух концах. Потому что, как показывает практика, толпой управлять тяжело, особенно невежественной. И если такой подход к управлению будет продолжаться, то эта толпа рано или поздно сметет эту власть.

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №31 (553) от 11 сентября 2015

PDF, 2.50 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме