• Рабига Абдикеримова

    Журналист

  • 8 сентября 2015

Новый рычаг

 

Нацбанк РК установил базовую ставку на уровне 12%. Что такое базовая ставка и как с помощью нее осуществляется инфляционное таргетирование, на которое перешел Нацбанк вместе с уходом тенге в «свободное плавание», мы решили спросить у экспертов.

 

«Это ключевая ставка, которая задает ориентир по ставкам на денежных рынках или, по сути, устанавливает ориентир для ставок кредитования экономики. Установив ставку в 12%, Нацбанк сообщает, что готов предоставлять тенговую ликвидность на уровне этой ставки через операции однодневного РЕПО. В настоящее время Нацбанк полностью переключился на политику инфляционного таргетирования и осуществляет меры по снижению уровня инфляции в стране, которая резко подскочила после девальвации. Целевые уровни на среднесрочный период установлены на уровне 6-8%», — объясняет директор департамента аналитики АО «Асыл-Инвест» Айвар Байкенов.

 

Также он говорит, что пока инфляционное давление на экономику очень сильное. Многие цены на потребительские товары были скорректированы с учетом последней динамики курса. По его мнению, в такой ситуации невозможно удержать все лишь административными мерами, в связи с чем Нацбанку приходится устанавливать относительно высокие ставки с целью сдерживания кредитования экономики и тем самым оказывать влияние на потребительскую активность. Однако чтобы процентная политика не препятствовала экономическому росту, а стимулировала деловую и потребительскую активность, необходимо вместе с правительством найти некий баланс. Он поясняет, что данное решение пока не рассматривается как повышение ставки: «По сути, ставки с момента перехода на новую политику устанавливают официально впервые. До этого Нацбанк и так участвовал на рынке РЕПО, предоставляя краткосрочную ликвидность по ставкам 12-15%».

 

Директор Центра макроэкономических исследований Олжас Худайбергенов тоже объяснил, что такое базовая ставка и почему центробанки ее повышают или понижают: «Базовая ставка — это ставка, от которой отталкиваются ставки по предоставлению ликвидности банкам и получению от банков депозитов. Ставка установлена на ближайший месяц, при этом 12% — это базовая ставка, от которой отталкивается ставка РЕПО (овернайт), по которым банки получают ликвидность, но Нацбанк вмешивается в денежный рынок, только когда ставка на рынке будет больше 5% базовой ставки, то есть 17%. До достижения этого уровня банки могут получать ликвидность от других участников рынка. Одновременно банки могут размещать лишнюю ликвидность в Нацбанке на недельный депозит по ставке 7% (12% минус 5%), если они хотят ставку выше, то могут размещать у других участников рынка. Собственно, все это сделано для того, чтобы сократить стимул банков возвращать полученные деньги, но при этом не позволять ставке уйти выше 17%».

 

При этом базовую ставку, которую установил Нацбанк, экономист назвал высокой: «Естественно, это повредит экономике. Но сейчас, сразу после девальвации, инфляционные ожидания очень высокие. И теперь ставка будет снижаться только по мере снижения инфляции. Собственно, это и есть инфляционное таргетирование. Резкая девальвация приводит к росту инфляции, и инфляционное таргетирование неизбежно отзывается высокими ставками. Собственно, это не единственное отрицательное последствие, к которым приводит резкое ослабление курса», — заключил г-н Худайбергенов.

 

Вчера глава «Народного банка Казахстана» Умут Шаяхметова на пресс-конференции рассказала о влиянии базовой ставки на инфляцию: «Чем выше ставка привлечения кредитов, тем меньше тенге будет в системе. То есть если мы будем брать кредиты из Нацбанка под 17% и предлагать под большие проценты своим клиентам, они будут меньше брать, следовательно, будет происходить дальнейшее сжатие тенговой ликвидности. Мы будем меньше кредитовать, денег на рынке будет меньше, в итоге будет снижаться инфляция. Но другая сторона медали заключается в том, что тенговая ликвидность и так была сжата как минимум последние 9 месяцев. И эта ликвидность сегодня не растет. Поэтому сегодня важно найти паритет. Наверное, если правительство уже заявило, что оно перешло к инфляционному таргетированию, то те обозначенные цифры по инфляции в 6-8% все-таки будут поддерживаться».

 

Не исключает глава «Народного банка Казахстана» и возможности повторения опыта России в методах инфляционного таргетирования через повышение базовой ставки. Напомним: в декабре прошлого года Центробанк России повысил ключевую ставку до 17%, наделав немало шума. Сейчас она на уровне 11-12%.

 

«У нас было время, когда мы брали кредиты под 80%. Это было в конце прошлого года. Также у нас были ставки и по 30, и по 50% на «овернайт». Начало этого года и конец прошлого были очень волатильны, и тенговой ликвидности вообще не было. Банки были вынуждены привлекаться под 30-50%. И это было непросто. Поэтому я считаю: то, что сегодня базовая ставка определена на уровне 12%, это очень даже хорошо. Но если они поднимут ее до 17%, это автоматически будет значить, что банки уже не смогут кредитовать долгосрочно. Эти средства пойдут на покрытие каких-то краткосрочных дефицитов, к примеру, на операционную деятельность. А если базовая ставка будет долгосрочной под 12%, то понятно, что банки смогут под 14% кредитовать. То есть введение базовой ставки в размере 12% и даже обозначение потолка в 17% — это в целом хороший шаг», — делится она.

 

При этом банкир поясняет, что обозначение верхнего предела в 17% еще не значит, что на рынке больше не будет тех 80% «овернайт»: «Понятно, Нацбанк может все, все в его руках. Но мы будем надеяться, что он будет придерживаться этого коридора. Конечно, хотелось бы видеть от Нацбанка больше прозрачности, больше информации и статистики. Сегодня, да и в последние полгода мы стараемся делать какие-то свои внутренние расчеты и подсчеты. Но полной информации у нас сегодня нет даже по торгам, которые проходят на бирже, притом что курс валюты очень волатильный. Также считаю, что варианты для спекуляций и даже для злоупотреблений на рынке тоже есть. Поэтому нужна прозрачность и понятные, открытые механизмы. Сейчас мы ждем. Я думаю, что такой механизм будет, и, видимо, сейчас он в процессе разработки. Когда все будет прояснено, можно уже будет заявлять, на что мы рассчитываем, какого ожидать уровня инфляции, понимать ближайшую политику и движение по наличию тенговой ликвидности в экономике», — заключила г-жа Шаяхметова.

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №30 (552) от 4 сентября 2015

PDF, 2.49 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме