• Рабига Абдикеримова

    Журналист

  • 28 августа 2015

Любимая авоська

 

Девальвация еще раз подтвердила, что своя рубашка ближе к телу. Теперь осталось только эту рубашку сшить.

 

О покупательной способности

 

У Казахстана мало собственной продукции в сегменте FMCG. И девальвация эту проблему обнажила. Бизнес, который производит и сбывает свои продукты внутри страны, сильно зависит от покупательной способности населения. Не имея пока возможности экспортировать, бизнесмены из самых разных секторов, в том числе производственники, ориентированные в основном только на внутренний рынок, импортируют сырье из-за рубежа. Следовательно, девальвация, вслед за которой идет снижение покупательной способности населения, негативно сказывается на всей экономике.

 

Во избежание инфляции и необоснованного завышения цен на продукты руководство страны обещает в ближайшее время контролировать цены на товары первой необходимости и не допустить всплеска цен на них. Акимы уже проводят проверки на рынках, в магазинах и аптеках. Тем временем некоторыми торговыми сетями повышены цены на технику, авиабилеты, автомобили. По словам исполнительного директора Мясомолочного союза Казахстана Сансызбая Умирбекова, планируется повышение цены на отечественные мясо и молоко в среднем на 10-15%. В свою очередь, как отметила вице-министр здравоохранения и социального развития Республики Казахстан Светлана Жакупова, отдельные продовольственные продукты — гречневая крупа, белокочанная капуста, лук репчатый — показали рост до 7%. Кроме того, может быть повышение цен на импортную одежду и обувь.

 

Как отмечает в интервью «&» пиар-менеджер крупнейшего в Казахстане интернет-холдинга Chocofamily Аяна Абдибекова: «Плавающий курс тенге отразился на покупательной способности наших пользователей — спрос снизился примерно на 30%. Это было ожидаемо, так как на российском рынке в период девальвации была аналогичная ситуация. Однако мы были к этому готовы и разработали план мероприятий по работе с ситуацией. Закупленные нами ранее товары мы реализуем по старому курсу (189 тенге за доллар). Однако мы не делаем оптовых закупок, поэтому наши цены сильно зависят от поставщиков. Они, в свою очередь, скорректировали цены после скачка доллара, что повлияло на корректировку и нашего прайса».

 

Так что вопрос, какими будут результаты снижения покупательной способности, не может не беспокоить рынок.

 

О прогнозах и ретейле

 

Финансовый аналитик ИХ "ФИНАМ" Тимур Нигматуллин по просьбе «&» тоже сделал расчеты по инфляции и покупательной способности в Казахстане: «Учитывая масштабы ослабления тенге, можно предположить скачок годовой инфляции в рамках инфляционного шока до 15-20%. Учитывая динамику ВВП, можно примерно спрогнозировать сокращение реальных зарплат на 10-15% по итогам года. Реальные располагаемые доходы упадут на 3-10%».

 

Кроме того, во многом Казахстан может повторить сценарий развития событий, который был в России при введении свободно плавающего курса рубля. Так, по словам аналитика, от ослабления рубля больше всего пострадали некоторые виды зависимых от импорта производств и ретейл. В случае с ретейлом основные риски для компаний сектора заключаются в том, что с учетом ослабления рубля «чистые импортеры» (продавцы импортной одежды, обуви, автомобилей, электроники и т. п.) вынуждены повышать розничные цены в рублевом выражении. Поскольку платежеспособный спрос населения и так снижен из-за негативной экономической конъюнктуры, падение продаж из-за роста цен стало значительным. На этом фоне ретейлеры были вынуждены проводить реструктуризацию задолженности и реорганизацию, активно закрывая убыточные магазины и меняя бизнес-процессы. В случае с производствами (фармрынок, автомобилестроение и т. п.) компании пострадали из-за того, что у них в структуре себестоимости очень велика доля импорта, будь то ингредиенты, амортизация оборудования или упаковка. Само собой, свою роль также сыграло и падение спроса. Лучше других чувствовал себя продовольственный ретейл, так как он (особенно работающий в низком ценовом сегменте) обычно устойчив к экономическим циклам. «Сейчас в России розничные сети сегмента практически не демонстрируют падения LFL-трафика (количество чеков по магазинам, работающим больше года. — Ред.). Средний чек также находится на стабильном уровне или растет в номинальном выражении. При этом проникновение современных форматов торговли в РФ значительно ниже по сравнению не только с развитыми странами, но и развивающимися. Таким образом, компании сектора еще сохраняют значительный потенциал роста за счет экспансии», — поясняет эксперт.

 

По стопам России?

 

Мы попросили эксперта поделиться рецептом, по которому Россия справляется с нестабильностью рубля и который может быть полезен Казахстану. В первую очередь аналитик обращает внимание на необходимость импортозамещения. Однако проблема в том, что импортозамещение — достаточно длительный процесс: строительство и вывод на полную мощность новых производств обычно занимает до нескольких (в промышленности — 3-6) лет. Также, как выяснилось в случае с российской экономикой, в некоторых отраслях импортозамещение либо невозможно, либо крайне затратно (производство мобильной электроники, программного обеспечения, выращивание некоторых сельхозкультур и т. п.). Таким образом, в текущий момент способствующие импортозамещению ослабление рубля и продуктовое эмбарго выражаются преимущественно лишь в росте цен производителей и импорта из-за дисбаланса спроса и предложения на рынке. Впрочем, на этом фоне происходит и рост рентабельности некоторых наиболее эффективных производителей, которым удалось удержать объемы производства от снижения, несмотря на ухудшение экономической конъюнктуры и рост процентных ставок в экономике. Таким образом, взгляд Тимура Нигматуллина на перспективы импортозамещения ряда отраслей (АПК, легкая промышленность, автомобилестроение, тяжелое машиностроение, производство стройматериалов и т. п.) на ближайшие годы умеренно позитивный. «В ряде сегментов в России уже наблюдается неплохой рост. Так, за первое полугодие текущего года по отношению к аналогичному периоду 2014 года на 10,8% выросло производство пластмасс в первичных формах, на 15,9% — синтетических каучуков, на 31,1% — сталеплавильного оборудования, на 13,2% — мяса и субпродуктов убойных животных и т. п. Помимо несомненно нужных программ субсидирования процентных ставок по кредитам, помощи в строительстве инфраструктуры и т. п. для поддержки процесса импортозамещения сейчас крайне важна макроэкономическая стабильность. Требуется хотя бы небольшой экономический рост, стабильность на финансовом и в частности валютном рынках. Стимулирование деловой активности посредством предоставления т. н. налоговых каникул было бы достаточно эффективно в условиях кризиса", — говорит эксперт.

 

Собственный рецепт

 

Итак, нам известен сценарий, по которому пошла Россия. Учась на уже состоявшемся опыте страны, близкой нам по типу экономики и ориентированной на сырьевой экспорт, Казахстан может выбрать свой, усовершенствованный путь. Пока руководство страны обрисовывает общие черты и предлагает формировать новую структурную экономику таким образом.

 

1. Индустриальная политика.

 

— Меры государственной поддержки будут направлены только для подтверждающих конкурентоспособность компаний по модели «контракт между государством и бизнесом» с их прямыми обязательствами.

 

— Обеспечение внедрения новых подходов по переходу от прямых мер субсидирования цены продукции и стоимости ресурсов на субсидирование выпуска конечной сельхозпродукции.

 

— Политика развития АПК будет скорректирована с акцентом на меры «зеленой корзины» в рамках ВТО.

 

2. Снижение доли государства в экономике.

 

— Осуществление работы по разгосударствлению экономики, а также практическая реализация принципов Yellow Pages Rules.

 

3. Инвестиционный климат.

 

— Продолжение работы по совершенствованию инвестклимата до уровня, соответствующего уровню стран ОЭСР, т. е. будут приняты меры по обеспечению стабильности законодательства, повышению доступа к финансам, улучшению налогового и таможенного законодательства и многое другое.

 

«Базовым условием эффективной реализации реформ является обеспечение макроэкономической устойчивости через проведение политики сбалансированности государственных финансов и поддержание эффективной монетарной политики», — объявил недавно первый заместитель председателя правления АО «Институт экономических исследований» Асет Иргалиев.

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №29 (551) от 28 августа 2015

PDF, 2.43 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме