• Рабига Абдикеримова

    Журналист

  • 5 августа 2015

Добро пожаловать в клуб!

 

Наконец-то раскрыты итоги переговоров о вступлении Казахстана в ВТО. Более того, казахстанским переговорщикам удалось отстоять интересы отечественных предпринимателей при вхождении нашей страны в глобальный торговый клуб.

 

Расставляя приоритеты

 

Предваряя вопрос, почему переговоры длились так долго (19 лет), министр по экономической интеграции РК Жанар Айтжанова в ходе круглого стола в Национальной палате предпринимателей РК «Атамекен» объяснила, что «важнее были не сроки, а условия», на которых наша страна должна была войти в ВТО. Помимо этого, по ее словам, больше всего времени потребовалось для достижения хороших условий по сельскому хозяйству.

 

«По поручению главы государства в переговорах мы поставили в приоритет отрасль сельского хозяйства. У нас самые сложные переговоры проходили именно в этой отрасли. В результате мы получили право субсидировать отрасль сельского хозяйства в размере 8,5% валовой продукции сельского хозяйства без привязки к продукту, а также 8,5% общей стоимости производства конкретного сельхозпродукта в рамках так называемой желтой корзины. То есть давать те формы государственной дотации, которые имеют непосредственное влияние на конечную цену сельхозпродукции», — поделилась Жанар Айтжанова. При этом меры поддержки, направленные на институциональное развитие отрасли и строительство инфраструктуры на селе, по словам министра, могут предоставляться без ограничений в рамках так называемой зеленой корзины.

 

«Наши договоренности по ВТО полностью соответствуют нашим долгосрочным приоритетам и планам развития сельхозотрасли. Чем больше будет валовая стоимость сельского хозяйства, тем больше будет возможностей увеличивать поддержку. До сегодняшнего дня из стран, присоединившихся к ВТО, таких результатов по договоренностям достигли только Китай и Казахстан. Остальные страны получили по 5% плюс определенные абсолютные суммы, и Таджикистан ввиду принадлежности к особой категории стран по экономическому развитию получил 10%», — добавила г-жа Айтжанова.

 

Однако стоит отметить, что, по словам министра по экономической интеграции РК, в соответствии с правилами ВТО и принятыми обязательствами Казахстан не будет предоставлять производителям зерна транспортные (экспортные) субсидии. Зато Министерство сельского хозяйства в действующих программах субсидирования через институты развития АО «НУХ «КазАгро» предусматривает субсидирование процентной ставки для строительства зернохранилищ. Кроме того, стимулируется диверсификация сельхозкультур.

 

«Сейчас мы вместе с Ассоциацией производителей зерна и Министерством сельского хозяйства выработали общую позицию по тому, как будем поступать в годы сверхурожая. Мы будем строить необходимую инфраструктуру. Это субсидирование процентной ставки для зернохранилищ через институты «КазАгро», а также в долгосрочной перспективе Министерство сельского хозяйства будет диверсифицировать разные культуры, чтобы не было зависимости всей сельскохозяйственной отрасли от одного урожая зерна», — отметила г-жа Айтжанова.

 

Переходный период

 

Министр по экономической интеграции РК сообщила, что Казахстан договорился о переходном периоде до 1 января 2017 года для отмены льгот в рамках СЭЗ и свободных складов. При этом она отметила, что подобные условия были оговорены и при подписании Договора о ЕАЭС. По ее мнению, этого времени достаточно, чтобы наша страна выработала альтернативные, легитимные с точки зрения ВТО формы господдержки для тех резидентов СЭЗ и свободных складов, которые работают в этом режиме и получают преференции.

 

«Мы уже начали работать с экспертами Всемирного банка и изучаем мировую практику, опыт успешных СЭЗ, а также будем проводить анализ всех форм государственной поддержки, которая оказывается промышленным предприятиям, чтобы консолидировать их под единое законодательство. На наш взгляд, закон об инвестициях — именно тот закон, под который мы можем инкорпорировать все виды государственной поддержки промышленным предприятиям», — добавила министр.

 

Казахстанское содержание

 

Очень долгие переговоры велись и по казахстанскому содержанию. В требованиях казахстанского содержания нормам ВТО противоречат преференции, которые оказываются казахстанским товарам в виде условной скидки при проведении закупок. «По услугам же мы оставляем за собой право применять практику казахстанского содержания», — отметила министр по делам экономической интеграции. Требования местного содержания в закупках квазигосударственного сектора для коммерческой перепродажи или использования их для производства товаров и оказания услуг в целях коммерческой продажи будут отменены с момента вступления в ВТО, так как это противоречит нормам ВТО, в практике ВТО таких прецедентов не было. Жанар Айтжанова отметила, что Казахстан примет на себя обязательства по 10 секторам услуг, в том числе по 112 подсекторам (из 155 подсекторов, предусмотренных классификацией ВТО), в т. ч. в сфере телекоммуникаций, страхования, банковских услуг, транспорта, туризма, торговли и др.

 

По транспортным и иным услугам

 

В транспортном секторе, по словам г-жи Айтжановой, было закреплено, что любая иностранная компания, которая будет оказывать транспортные услуги на территории Казахстана, должна быть юридическим лицом Казахстана. «То есть они должны быть инкорпорированы, работать в таком же поле в отношении налогообложения, закупок. Это серьезное требование. То есть любая компания, турецкая или австрийская, не может, сидя у себя, оказывать эти услуги у нас. Такие же у нас обязательства и по строительным, энергетическим, торговым услугам. Мы думаем, что, если мы введем это требование законодательно, то необходимость казсодержания в закупках «Самрук-Казыны» по отношению к услугодателям отпадет. Мы сейчас проводим переговоры, чтобы такие же позиции оставить и внутри ЕАЭС», — отметила министр.

 

По импортным пошлинам

 

На сегодняшний день по импортным таможенным пошлинам Казахстан применяет те ставки, которые были оговорены Россией при вступлении в ВТО. Теперь в связи с тем, что казахстанские переговоры были завершены до формирования ТС, у нас, по словам г-жи Айтжановой, будут более либеральные ставки по целому ряду товаров.

 

«К примеру, на сегодняшний день у нас 90% от общего потребления фармацевтической продукции приходится на импорт из третьих стран. Для нас очень важно, чтобы цены на фармацевтическую продукцию были доступными для населения. Поэтому у нас оговорены более низкие пошлины. Но разница с Россией где-то 3% в связи с расстоянием и затратами на транспортировку. Так как в основном импорт к нам идет из дальнего зарубежья, из стран Евросоюза через территорию России. Эти низкие таможенные пошлины касаются и легковых автомобилей, промышленного оборудования, оборудования для горнорудной, нефтяной отрасли, некоторой пищевой и текстильной продукции», — сказала министр по экономической интеграции РК.

 

Жанар Айтжанова также отдельно подчеркнула, что наши пищевики с самого начала живут в условиях жесткой конкурентной борьбы, и с точки зрения пошлин для них ничего не изменится. Потому что 80-90% общего объема импорта пищевых продуктов в страну приходится на страны СНГ. «То есть эти товары к нам заходят в любом случае по нулевым пошлинам с момента обретения нашей независимости», — уточнила министр.

 

Обзор мнений

 

Канат Cулейменов, коммерческий директор ТОО «Машиностроительный завод «Казтехмаш»

 

О конкуренции

 

У нас в Петропавловске машиностроительный завод по производству сельхозтехники. Когда мы отрабатывали вопрос о строительстве завода, цены были нормальные, то есть наша техника была немного дешевле импортной. После того как рубль упал, наша продукция стала проигрывать в ценовой конкуренции. Мы думали, это временное явление, но сейчас уже июль, а наши цены по-прежнему неконкурентоспособны. Сегодня я разговаривал с крестьянином, который хочет купить технику. Он посмотрел технику, но цена его не устраивает — почти в два раза дороже, чем российская, разница в 40%. Как мы теперь можем конкурировать?

 

А ведь в таком положении оказались не только мы. Например, себестоимость мяса в области, скажем, килограмма свинины — 600 тенге, но продавать ее приходится по 450 тенге. Цену сбивает российское и белорусское мясо. Наши пытались ввести защитные меры, но на это Россия отвечает своими мерами.

 

О господдержке

 

Может ли бизнес выжить без господдержки? Наш завод начинал функционировать без нее. Но после этой курсовой разницы мы не сможем продавать без господдержки. Мы сейчас просим Министерство инноваций, Минсельхоз предоставить фермерам, закупающим отечественную сельхозтехнику, государственные субсидии. Такой опыт есть с удобрениями. Аналогичную практику мы предлагаем ввести в отношении сельхозтехники. Так, человек, покупающий технику, произведенную в Казахстане, мог бы субсидироваться на 50% от ее стоимости. А тот, кто приобретает, скажем, зарубежный John Deer, тоже бы субсидировался, но лишь на 10-20%. Ведь для того чтобы снижать себестоимость сельхозпродуктов, мы должны использовать производительную технику.

 

О зарубежном опыте

 

У нас в Казахстане нехватка техники в агросекторе — это извечный вопрос. Даже крупные холдинги используют устаревшую технику, купленную еще 10-15 лет назад. Что уж говорить о мелких фермерах, у которых техника еще старше. Поэтому нашему агросектору надо покупать новую технику. Вот в Польше на 5 лет ввели 50-процентные субсидии на технику, произведенную местными заводами. Как результат, вся страна в машиностроительных заводах. Вот и нам нужно перенять этот опыт.

 

Темиржан Жалгасбаев, бизнес-технолог, выпускник Московской школы управления «Сколково» и основатель группы компаний Alatau Fruits Engineering

 

О госучастии в агросекторе

 

У госучастия в агросекторе в таком количестве, как у нас, есть свои плюсы и минусы. Плюс состоит в том, что вся система должна быть управляемой, но другое дело — эффективность этого госуправления. Это и есть главный минус. К сожалению, на сегодняшний день управление в агросекторе Казахстана расфокусировано. К примеру, те же программы поддержки дублируются по несколько раз и Нацпалатой предпринимателей, и фондом «Даму», и ЦОПами, и т. д. То же самое и в финансирующих организациях: Фонд финансовой поддержки сельского хозяйства, «КазАгроФинанс», «КазАгроПродукт», Аграрная кредитная корпорация и т. д. Часто финансовые продукты этих организаций переплетаются, и крайне сложно сказать, кто за какие конкретные показатели отвечает, к примеру, за то же направление МСБ или отдельно за мясное направление в стране. А когда за какое-то направление отвечают сразу несколько структур, то это по умолчанию означает, что никто за него не отвечает.

 

Любовь Худова, президент ОЮЛ «Ассоциация предприятий легкой промышленности РК»

 

О проблемах и решениях

 

Ассоциация предприятий легкой промышленности РК постоянно выражает обеспокоенность за самый уязвимый сектор — «текстиль и готовая одежда» — при вступлении Казахстана в ВТО. Понимая, что членство Казахстана в ВТО — вполне осознанная необходимость, считаем: чтобы избежать урона отечественной промышленности, необходима государственная поддержка предприятий текстильной и легкой промышленности. Внутренний рынок стал настолько импортозависимым, что рассчитывать на то, что при вступлении Казахстана в ВТО «открытый рынок сам все отрегулирует», нельзя, так как можно потерять важнейший сектор экономики. У нас еще есть время, и надо его использовать для реализации и укрепления позиций казахстанских производителей в легкой промышленности.

 

Главной проблемой, сдерживающей развитие производства, является высокая доля на внутреннем рынке контрафактной, фальсифицированной и подпольной продукции. Наносится ущерб отечественным производителям, так как контрафактная продукция как минимум ниже по цене, что делает продукцию отечественных производителей неконкурентоспособной. Легальные товаропроизводители не могут конкурировать с поставщиками подделок из-за низких цен последних.

 

О преимуществах

 

Что касается преимуществ, которые появятся у Казахстана со вступлением в ВТО, то это увеличение объема рынка, упрощение процедуры экспорта наших товаров в РФ и Белоруссию, налаживание процедур по сокращению ввоза незадекларированной продукции, увеличение экспорта готовой продукции в РФ.

 

Участие в Федеральной оптовой ярмарке товаров и оборудования текстильной и легкой промышленности «Текстильлегпром» в Москве при государственной поддержке Корпорации по развитию и продвижению экспорта KAZNEX INVEST, Комитета промышленности Министерства индустрии и новых технологий Республики Казахстан показало конкурентоспособность казахстанских производителей детской, верхней, спортивной одежды и головных уборов. Казахстанские швейные компании подписали экспортные контракты. Так, компания «Казахстан Тексти Лайн», производитель первого казахстанского бренда детской одежды Mimioriki, экспортирует в РФ и на Украину. Одежда под брендом SMD казахстанской швейной фирмы «Семирамида» присутствует на прилавках магазинов в Москве, Новосибирске, Нижнем Новгороде, Казани. Женские шляпы салона головных уборов EleGant поступят в продажу через торговые сети Тюменской области и Иркутска.

 

Особый интерес российских партнеров вызвала горнолыжная одежда торговой марки ZIBROO фабрики «КазСПО-Н», которая уже реализуется через сеть спортивных магазинов в Москве. В одном из крупных торговых центров Москвы, «Золотой Вавилон», открылся бутик мужской одежды казахстанского производителя под брендом Glasman. Компания работает на отечественном рынке 15 лет и теперь открыла первый бутик в России. В планах бренда — открытие сети магазинов в Москве.

Читать дальше

в издании РБК №7-8 (24) от 4 августа 2015

PDF, 4.80 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме