• Рабига Абдикеримова

    Журналист

  • 16 июля 2015

От хаотичного движения к гармонии

 

Нельзя во всем винить кризис, часто застои в экономике происходят из-за несогласованности между государством, бизнесом, банковским сектором и населением. О проблеме фондирования и ожиданиях на рынке в интервью «&» рассказал председатель правления АО «Евразийский банк» Майкл Эгглтон.

 

Как складывается ситуация с фондированием в казахстанском банковском секторе?

 

 Я бы сказал, в последнее время ситуация с фондированием сложнее, чем в предыдущие месяцы. Хотя наиболее сложный период в плане фондирования в банковском секторе был в декабре прошлого — январе этого года. До аналогичного уровня ситуация вряд ли дойдет, но, по моим предположениям, в течение следующих месяцев ситуация может быть несколько хуже, чем сегодня. В настоящее время депозиты физических лиц растут, но корпоративные клиенты вынуждены тратить собственные средства на развитие бизнеса.

 

А если говорить в общем по рынку, не только по банкам, положение компаний сильно отличается от банковского сектора в плане фондирования?

 

 В целом по рынку ситуация, в которой оказались предприятия, отражает ситуацию в банковском секторе. И это закономерность не только в Казахстане, но и во всем мире. То есть если банки испытывают трудности, то аналогичные трудности есть и у компаний. Сейчас многие компании в Казахстане вкладывают свои сбережения в собственный рост. В некоторых компаниях из определенных отраслей есть фондирование по линии государственных контрактов. Соответственно, у таких компаний ситуация несколько лучше, чем у тех, кто финансируется через банки.

 

Вы сказали, что через два месяца будет еще хуже. За счет чего?

 

 Я предпочитаю делать прогнозы месяца на 2-3, планирование на 3-5 лет — не мой стиль. Более того, даже прогноз на 2-3 месяца имеет смысл пересматривать каждую неделю. То, что мы видим сегодня, подтверждает, что независимо от заверений со стороны правительства или других участников рынка насчет валютного курса среди компаний и в целом среди населения сохраняется выжидательная позиция относительно курса тенге к доллару. Я делаю подобное заключение не просто на эмоциях или на основании того, что говорят вокруг, а по тому, что мы наблюдаем в депозитном портфеле. Очевидно, что если люди ожидают укрепления национальной валюты, они будут двигаться в сторону сбережений в тенге, если ожидают ослабления — в долларах. Так вот, тренд по-прежнему такой, что депозиты двигаются в сторону доллара, а не тенге. Заемщики, соответственно, тоже стараются брать кредиты в тенге, надеясь, что в будущем эта ситуация сыграет им на руку. И пока такое ожидание сохраняется на рынке, независимо оттого, оправдается оно или нет, понятно, что предоставить банкам ликвидность будет очень тяжело. Даже если она появится, при таких обстоятельствах ее тут же конвертируют в доллары. Плюс сложилось так, что люди в Казахстане обращают большое внимание на курс тенге к рублю. Исторически курс тенге-рубль всегда держался на отметке около 5 тенге за рубль. А сейчас он находится на уровне 3 тенге за рубль. Конечно, можно поспорить, но если посмотреть глубже, непонятно, насколько правильным этот курс был изначально. Сегодня есть внешние причины, те же санкции, которые на самом деле способны вызвать 40-процентное отклонение от текущего курса. Понятно, что Казахстан в плане экономики в лучшем положении, чем Россия. Поэтому у многих на сегодняшний день все-таки есть ощущение, что изначально рубль был слишком дорог по отношению к тенге. Такие психологические факторы влияют на то, что люди ожидают от курса тенге к доллару. Как только население и предприятия поймут, что с тенговой ликвидностью все нормально, что обменный курс стабилен и не стоит ожидать никаких колебаний — можно ожидать возвращение ликвидности на нормальный уровень.

 

Что кроме того, что уже делает государство для решения этой проблемы, оно может предпринять?

 

 У государства сейчас целый ряд задач, которые необходимо решать, включая реабилитацию или реструктуризацию банков с большой долей неработающих кредитов. И ему приходится принимать решения в условиях ограничений. Я, как представитель частного бизнеса, не полагаюсь и не должен полагаться на государственную поддержку. «Евразийский банк» не допускал просрочек, у нас нет проблем с клиентами, мы всегда выполняли свои обязательства, иными словами, нам ничто не препятствует самостоятельно идти вперед. Поэтому, что бы ни случилось, я не жалуюсь. И если в банковском секторе и со стороны государства есть прозрачность и мы ясно понимаем, что происходит, — все хорошо. Но если ситуация складывается так, что компании требуют от банков доступных кредитов, мы, в свою очередь, ссылаемся на низкую ликвидность и дороговизну денег, а государство спрашивает с нас, почему мы не желаем кредитовать по низким процентным ставкам, — мы не сдвинемся с мертвой точки. Все стороны должны уметь слушать и слышать друг друга, а еще лучше — взаимодействовать друг с другом. Всегда должен быть баланс, и тогда рано или поздно, через полгода или год, будет позитивный результат.

 

Спасибо за интервью!

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №25 (547) от 10 июля 2015

PDF, 3.42 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме