• Рабига Абдикеримова

    Журналист

  • 3 июля 2015

Быстрее, выше, вкуснее

 

Казахстан отстоял интересы отечественных аграриев и животноводческих фермерских хозяйств в переговорах по ВТО.

 

Отечественные переговорщики добились, что при вступлении во Всемирную торговую организацию (ВТО) у Казахстана будет возможность оказывать господдержку сельскому хозяйству на уровне 8,5% от валовой стоимости сельскохозяйственной продукции. Тогда как для стран ВТО стандартная ставка, по словам министра по делам экономической интеграции Жанар Айтжановой, составляет 5%.

 

Данная поддержка позволит правительству оказывать помощь АПК на ежегодной основе в рамках реализации программы «Агробизнес-2020». «При будущем росте валовой продукции АПК также будет увеличиваться размер разрешенных к применению госдотаций для развития сельскохозяйственной отрасли», — отметила г-жа Айтжанова.

 

Но дотации дотациями, а конкуренцию и рыночные правила игры еще никто не отменял. Казахстанскому бизнесу, включая агропредприятия и фермерские хозяйства, нужно наращивать свои конкурентные преимущества. А иначе поддержка окажется все равно что мартышкин труд. Ведь, согласитесь, проблема казахстанского бизнеса — это тепличные условия, к которым многие успели привыкнуть, а существовать в другой среде пока не научились. Именно поэтому наша редакция, несмотря на хорошие новости переговорного процесса в рамках ВТО, решила побеседовать с игроками рынка о том, как повысить конкурентоспособность нашего сельского хозяйства.

 

Ерлан Оспанов, представитель РОО «Союз фермеров Казахстана» по Карагандинской области

 

О господдержке

 

Я считаю, что поддержка от государства в любом случае нужна. Госсубсидирование, которое сейчас есть в сельском хозяйстве, по сравнению с другими развитыми странами — это мизер. У нас в стране есть три гиганта, которые занимаются растениеводством, — это СКО, Акмолинская и Костанайская области.

 

Что касается Карагандинской области, то сейчас наша политика сводится к тому, чтобы в степи Сарыарки поднять кормовые культуры. Именно на это и пошли субсидии, полученные отраслью.

 

Если говорить о субсидировании животноводства, то для поддержки со стороны государства нужно иметь определенное количество голов скота. Позиция Союза фермеров Казахстана заключается в том, что для развития животноводства субсидии нужно выделять независимо от поголовья скота. Кроме того, отрасли необходима помощь государства в создании инфраструктуры. Если в растениеводстве — посеяли в поле, убрали, сдали на хранение, то для крупного рогатого скота необходимы загоны, убойные цеха, доильные установки, а следовательно, электроэнергия, водоснабжение.

 

Я считаю, что в первую очередь должны субсидироваться мелкие и средние хозяйства. Ежегодно на финансовое оздоровление выделяются миллиардные средства, но эти миллиарды не доходят до крестьян. Они оседают в крупных холдингах, которые и так уже перекредитованы. А если условно эти 500 млрд распределить на мелкие хозяйства, то это принесет огромную пользу. Сегодня люди бегут из сел, потому что там нет работы. Крупные компании и холдинги выкупили земли, сократили до минимума рабочие места. Поэтому, уделив внимание именно МСБ, можно решить не только отдельные проблемы одной отрасли, но и много социальных вопросов.

 

О налогообложении

 

Другой основной вопрос в развитии сельского хозяйства — налогообложение. Сейчас со вступлением в ЕАЭС и ВТО стоит вопрос об отмене единого земельного налога. Взамен планируется перевести всех на общеустановленный режим. Это тот режим, которым пользуются юридические лица. Это означает ведение бухгалтерского учета и личного кабинета на сайте электронного правительства, использование ЭЦП и т.д. Мы считаем — это нереально. Потому что фермерские хозяйства — это обычно индивидуальные предприниматели со своей семьей. Где им найти в селе квалифицированного бухгалтера, тот же Интернет, чтобы вести личный кабинет.

 

О приватизации

 

Когда крестьяне узнали что будет приватизация земельных участков, они обрадовались. Так как подумали, что речь идет о передаче имущества из государственной собственности в частные руки путем безвозмездной передачи тем, кто рационально использует это имущество на протяжении многих лет. Оказалось, что имелся в виду лишь прямой выкуп в течение одного года по кадастровой стоимости земли. Представьте себе, что если один гектар оценивается в 25 тыс. тенге, соответственно, 1000 га — это 25 млн тенге. Откуда у крестьянина такие деньги за один год? Почему бы не растянуть этот выкуп на 49 лет? Кто-то взял землю в аренду уже 10 лет назад, ему останется меньше 40 лет. Но Министерство национальной экономики говорит «нет» и предлагает хотя бы в течение 10 лет, при этом за первые 3 года нужно выплатить 25% от стоимости. Но это все равно накладно, поскольку многие крестьяне уже залезли в долги и кредиты. Мы, как Союз фермеров, в ответ на это предлагаем свой вариант. Если земля стоит 25 млн тенге, сделать оплату 10% от кадастровой стоимости и растянуть эту оплату на 10 лет. Тогда можно говорить о приватизации, но не по полной кадастровой стоимости, как это сейчас предлагает Миннацэкономики.

 

Канат Cулейменов, коммерческий директор ТОО «Машиностроительный завод «КАЗТЕХМАШ»

 

О конкуренции

 

У нас в Петропавловске машиностроительный завод по производству сельхозтехники. Когда мы отрабатывали вопрос о строительстве завода, цены были нормальные, то есть наша техника была немного дешевле импортной. После того как рубль упал, наша продукция стала проигрывать в ценовой конкуренции. Мы думали, это временное явление, но сейчас уже июль, и наши цены по-прежнему неконкурентоспособны. Сегодня я разговаривал с крестьянином, который хочет купить технику. Он посмотрел технику, но цена его не устраивает — почти в два раза дороже, чем российская, разница в 40%. Как мы теперь можем конкурировать?

 

А ведь в таком положении оказались не только мы. Например, себестоимость мяса в области, скажем, одного килограмма свинины — 600 тенге, но продавать ее приходится по 450 тенге за килограмм. Цену сбивает российское и белорусское мясо. Наши пытались ввести защитные меры, но на это Россия отвечает своими защитными мерами.

 

О господдержке

 

Может ли бизнес выжить без господдержки? Наш завод начинал функционировать без нее. Но после этой курсовой разницы мы не сможем продавать без господдержки. Мы сейчас просим Министерство инноваций, Минсельхоз предоставить фермерам, закупающим отечественную сельхозтехнику, государственные субсидии. Такой опыт есть с удобрениями. Аналогичную практику мы предлагаем вести в отношении сельхозтехники. Так, человек, покупающий технику, произведенную в Казахстане, мог бы субсидироваться на 50% от ее стоимости. А тот, кто приобретает, скажем, зарубежный JohnDeer, тоже бы субсидировался, но лишь на 10-20%. Ведь для того, чтобы снижать себестоимость сельхозпродуктов, мы должны использовать производительную технику.

 

О зарубежном опыте

 

У нас в Казахстане нехватка техники в агросекторе — это извечный вопрос. Даже крупные холдинги используют устаревшую технику, купленную еще 10-15 лет тому назад. Что уж говорить о мелких фермерах, у которых техника еще старше. Поэтому нашему агросектору надо покупать новую технику. Вот в Польше на 5 лет ввели 50-процентные субсидии на технику, произведенную местными производителями. Как результат — вся страна в машиностроительных заводах. Вот и нам нужно перенять этот опыт.

 

Владимир Дранчук, председатель филиала РОО «Союз фермеров Казахстана» по Костанайской области

 

О конкурентоспособности

 

Что такое конкурентоспособность? Это качество по доступной цене. Качество нашей продукции — мяса, зерна — образуется за счет благоприятных природных условий, и в этом мы впереди. Но на затраты на гектар в нашей стране, к сожалению, сельхозтоваропроизводитель не может влиять, так как нам навязывают цены на ГСМ, гербициды, запчасти, технику и т.д. Почему сегодня крупнейшие компании из агросектора не в лучшем финансовом положении? Потому что у нас у всех резко возросли затраты на гектар. Себестоимость зерна выросла, и как его сделать конкурентоспособным — ответить я не возьмусь.

 

О госпрограммах

 

У нас большинство госпрограмм малоэффективны. Минсельхоз сам не в состоянии понять, чего он хочет добиться этими госпрограммами. Например, 367 млн тенге выбили в Костанайской области на субсидирование семян. В итоге оказалось, что всего 4 кг будет субсидироваться на один гектар. Что область наша освоит из этих 367 млн тенге? Всего 8%, остальное вернется в бюджет. Или возьмем программу финансового оздоровления. Получается, что в первую очередь в ней нуждаются крупные холдинги. Зачем нам такие программы, когда одним — все, другим — ничего? Вы лучше или поддерживайте всех, или никого.

 

О предложениях

 

В первую очередь, надо, чтобы в Минсельхозе работали на руководящих позициях сельхозники, которые смогут пшеницу от ячменя отличить. Тогда они будут принимать стратегические решения с позиции не только финансистов, но и товаропроизводителей. Во-вторых, важно чтобы среди депутатов были аграрии, которые могли бы отстаивать наши права при обсуждении законопроектов.

 

Помимо этого, мы предлагаем узаконить, хотя бы как во всех странах, правила по элеваторам. Минсельхоз нас не слышит. Везде ГОСТы действуют и нормативы, а у нас договорные нормы. Мы единственная страна, в которой выдумали такое и пролоббировали интересы элеваторов.

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №24 (546) от 3 июля 2015

PDF, 2.84 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме