• Рабига Абдикеримова

    Журналист

  • 19 июня 2015

Вот — новый поворот

 

В Казахстане продолжается практика обсуждения важных для экономики страны решений за закрытыми дверями.

 

Казахстан завершил переговоры об условиях вступления Казахстана во Всемирную торговую организацию. Однако условия, на которых наша страна вступит в ВТО, пока неизвестны бизнесу и производственникам, на дальнейшую судьбу которых это вступление будет влиять больше всего. Какие изменения ждут Казахстан в связи со вступлением в ВТО? Что может смягчить для казахстанского бизнес-сообщества переходный период, связанный с выходом на глобальный рынок на новых условиях? Ответы на эти вопросы редакция «&» искала на этой неделе.

 

Рахим Ошакбаев, заместитель председателя правления Национальной палаты предпринимателей РК «Атамекен»

 

О вызовах ВТО

 

Если говорить о том, готов ли отечественный бизнес выйти на мировой рынок, учитывая, что в условиях ЕАЭС наш товар не всегда выдерживает конкуренцию, то скажем дипломатично: это будет сделать очень сложно. ЕАЭС как продолжение Таможенного союза, единого экономического пространства столкнулся с серьезными вызовами в силу нашего регионального кризиса, последствиями мирового кризиса, девальвацией рубля, снижением цен на экспортную продукцию. В связи с чем казахстанские производители пищевой и промышленной продукции столкнулись с тем, что не могут конкурировать на собственной территории с потоком дешевого импорта из России и Беларуси, не говоря уже о том, чтобы рассматривать перспективы экспорта. Вторым большим вызовом будет снятие таможенного контроля с Киргизией, мы можем ожидать, что с юга пойдет дешевая продукция, которая производится в Китае и без уплаты таможенных пошлин будет попадать на территорию ЕАЭС. Третий вызов, связанный со вступлением в ВТО, связан с тем, что мы должны привести свое законодательство в соответствие с требованиями ВТО еще до вступления в него, то есть до конца текущего года. В НПП поступил проект о внесении изменений и дополнений в законодательные акты, чтобы привести их в соответствие с правилами ВТО, которые предусматривают полностью исключение такой важной части, как поддержка казахстанского производителя, местного содержания.

 

О плюсах

 

Одним из гипотетических плюсов является то, что наши экспортеры получат доступ к международно признанным инструментам разрешения торговых споров и смогут обращаться в суд ВТО, в их органы. Однако основным плюсом будет сокращение барьеров для экспорта как текущего, так и потенциального. Для нас наиболее чувствителен экспорт переработанной продукции, и по этому показателю мы смотрим с оптимизмом в будущее.

 

Об изменениях

 

Переговоры о вступлении в ВТО продолжались 20 лет, они проходили в закрытом режиме. Те позиции, которые вели казахстанские переговорщики, не оглашались, и бизнес-сообщество, в том числе Национальная палата предпринимателей, до сих пор не знают, на каких условиях Казахстан вступил в ВТО. Есть общее понимание. Безусловно, и у общества, и у предпринимателей есть опасения, связанные с тем, что после вступления Казахстана в ВТО серьезно снизится уровень тарифной защиты, и поток дешевых импортных товаров зайдет на территорию страны и будет убивать нашу промышленность. В целом нам известно, что есть такое понятие, как сводный перечень товаров и средняя арифметическая ставка по ним. До вступления Казахстана в ТС в 2010 году мы имели средний уровень тарифной защиты порядка 6,2%. После вступления в ТС у нас применяется единый таможенный тариф, и уровень тарифной защиты вырос до 10,6%. После вступления Казахстана в ВТО уровень тарифный защиты снизится до 7,9%. Но в любом случае он будет выше до того, как мы вступили в Таможенный союз. Из этого можно сделать вывод, что в целом серьезного снижения тарифной защиты не произойдет. Есть отдельные товарные позиции, по которым уровень защиты может критически упасть как раз в тех сферах, в которых Казахстан сделал значимые инвестиции в организацию собственного производства, например, автомобилестроение. В целом мы договорились, что в начале июля проведем совещание с Министерством национальной экономики о том, чтобы они открыли условия, на которых Казахстан вступил в ВТО.

 

Есть еще один чувствительный момент — это отличие в уровнях тарифов. Это порождает риски реэкспорта товаров, то есть можно завезти продукцию в Казахстан по более дешевым ставкам, нежели чем этот экспорт будет осуществляться в Россию, Беларусь, Киргизию или Армению, а потом сделать реэкспорт. Поэтому возникает потребность наладить администрирование, контроль за перемещением товаров, чтобы не допустить этого. Многие позиции для наших российских коллег очень чувствительны, например, трубы металлические. Россия их импортирует по единому таможенному тарифу 10%, а Казахстан договорился, что будет 5%. Эта разница в два раза достаточно чувствительна для российских производителей труб, поэтому они, естественно, будут запрещать импорт этой трубы через Казахстан без уплаты 5%. Как это администрировать, остается большим вопросом, в настоящее время прорабатываются два варианта: либо это лицензирование импорта отдельных позиций в страны — члены ТС, либо маркировка товаров. Сейчас реализуется пилотный проект по маркировке изделий из меха, чтобы понять, как эта система будет работать, сколько в ней плюсов и минусов. Кроме того, для нас это актуально в связи с тем, что в обозримом будущем мы будем снимать таможенный, санитарно-эпидемиологический, ветеринарный контроль на границе Казахстана и Киргизии. А поскольку мы знаем, что есть массовые случаи завоза дешевого серого импорта из Китая в Киргизию, то со снятием данных видов контроля еще больше дешевой продукции может попасть на территорию республики. Наши производители, которые и так испытывают не лучшие времена, окажутся перед серьезным вызовом.

 

Любовь Худова, президент ОЮЛ «Ассоциация предприятий легкой промышленности РК»

 

О проблемах и решениях

 

Ассоциация предприятий легкой промышленности РК постоянно выражает обеспокоенность за самый уязвимый сектор — «Текстиль и готовая одежда» при вступлении Казахстана в ВТО. Понимая, что членство Казахстана в ВТО — вполне осознанная необходимость, считаем, что, чтобы избежать урона отечественной промышленности, необходима государственная поддержка предприятий текстильной и легкой промышленности. Внутренний рынок стал настолько импортозависимым, что рассчитывать на то, что при вступлении Казахстана в ВТО «открытый рынок сам все отрегулирует», нельзя, так как можно потерять важнейший сектор экономики. У нас еще пока есть время, и надо его использовать для реализации и укрепления позиций казахстанских производителей легкой промышленности.

 

Главной проблемой, сдерживающей развитие производства, является высокая доля на внутреннем рынке контрафактной, фальсифицированной и подпольной продукции. Наносится ущерб отечественным производителям, так как контрафактная продукция как минимум ниже по цене, что делает продукцию отечественных производителей неконкурентоспособной. Легальные товаропроизводители не могут конкурировать с поставщиками подделок из-за низких цен последних.

 

При вступлении Казахстана в ВТО необходимо выработать четкую государственную, промышленную, социальную политику, которая могла бы адекватно противостоять этой угрозе. Нужен переходный период в 5-7 лет, чтобы адаптироваться к новым условиям работы, встать на ноги. Необходимо обеспечить глубокую переработку отечественного сырья — хлопка, шерсти, кожи и меха; разработка и принятие программы защиты потребительского рынка от фальсифицированной продукции и ее нелегального оборота на рынках Казахстана.

 

О преимуществах

 

Что касается преимуществ, которые появятся у Казахстана со вступлением в ВТО, то это увеличение объема рынка, упрощение процедуры экспорта наших товаров в РФ и Белоруссию, налаживание процедур по сокращению ввоза незадекларированной продукции, увеличение экспорта готовой продукции в РФ.

 

Участие в Федеральной оптовой ярмарке товаров и оборудования текстильной и легкой промышленности «Текстильлегпром» в Москве при государственной поддержке Корпорации по развитию и продвижению экспорта KAZNEX INVEST, Комитета промышленности Министерства индустрии и новых технологий Республики Казахстан показало конкурентоспособность казахстанских производителей детской, верхней, спортивной одежды и головных уборов. Казахстанские швейные компании подписали экспортные контракты. Так, компания «Казахстан Тексти Лайн», производитель первого казахстанского бренда детской одежды Mimioriki, экспортирует в РФ и на Украину. Одежда под брендом SMD казахстанской швейной фирмы «Семирамида» присутствует на прилавках магазинов в Москве, Новосибирске, Нижнем Новгороде, Казани. Женские шляпы салона головных уборов EleGant поступят в продажу через торговые сети Тюменской области и Иркутска.

 

Особый интерес у российских партнеров вызвала горнолыжная одежда торговой марки ZIBROO фабрики «КазСПО-Н», которая уже реализуется через сеть спортивных магазинов в Москве. В одном из крупных торговых центров Москвы «Золотой Вавилон» открылся бутик мужской одежды казахстанского производителя под брендом Glasman. Компания работает на отечественном рынке 15 лет и теперь открыла первый бутик в России. В планах бренда — открытие сети магазинов в Москве.

 

О минусах

 

Структура экономики и, соответственно, защищаемые отрасли у наших стран разные. У Белоруссии сохранилась и хорошо развита легкая промышленность, так же и у России. В Казахстане она находится в кризисной ситуации, и многие предприятия прекратили существование. В Казахстане отсутствуют перерабатывающие предприятия практически всех видов тканей, трикотажных полотен, пряжи, аксессуаров, вспомогательных материалов, что является необходимым сырьем для производства швейных, трикотажных изделий, обуви. Все импортируется с высокой добавленной стоимостью, что ведет к удорожанию готовых изделий. Многие виды сырья импортируются из третьих стран, так как нет достойного качества товаров в РФ и Белоруссии или они неконкурентоспособные по цене.

 

Со вступлением в силу техрегламента ТР ТС 01/2011 «О безопасности продукции легкой промышленности» у местных производителей возникли проблемы, связанные с необходимостью двойной сертификации — вначале сырья и материалов, а затем и готовой продукции из этого сырья.

 

Продолжительность всего цикла от момента получения сырья до момента свободной продажи готовой продукции значительно увеличилась. Сумма затрат на двойную сертификацию сырья и готовой продукции существенно влияет на цену готовой продукции. Считаем, что оценке соответствия должна подвергаться только готовая продукция.

 

Таможенный кодекс ТС по многим позициям хуже ТК РК: например, отсутствие предварительного декларирования и «зеленого коридора», размещение товара только на СВХ, двойная отчетность — в налоговые и таможенные органы.

 

Усложнение процедуры перемещения и таможенного оформления товаров из-за возникающих недостоверных сведений. Сложилась ситуация, при которой любое расхождение в отгрузочных документах может расцениваться сотрудником таможенных органов как недостоверные сведения, что влечет за собой административную ответственность с конфискацией, создает прецедент для коррупционных действий.

 

О мерах при вступлении

 

Необходимо предусмотреть предоставление льгот для производителей текстильной, швейной, кожевенной, меховой промышленности, осуществляющих глубокую переработку отечественного сырья до готовой конкурентоспособной продукции, путем освобождения от налога на добавленную стоимость, а также преференций и субсидий. Так делается практически во всех передовых странах. Надеемся, что при государственной поддержке предприятия смогут выстоять и достойно конкурировать с продукцией на внутреннем и внешнем рынках.

 

Темиржан Жалгасбаев, директор группы компаний Alatau Fruits Engineering

 

В целом я — за вступление в ВТО. Я бизнесмен, я вижу огромные возможности этого шага, сумасшедшие возможности. Но посмотрите, как мы справились с ЕврАзЭС, как мы прошли вступление в ТС? В Казахстане не смогли даже нормально понять, что нам это дало.

 

Знаете, я был в Москве в тот момент, когда РФ объявила о введении санкций. Звонил друзьям в Министерство сельского хозяйства, в КазАгро с вопросом: "Как вы реагируете? Собираете совещания, рабочие группы?" И знаете что? Везде один и тот же ответ: "А зачем?» Действительно.

 

Днем позже я был в Турции, и там на всех уровнях власти кипела работа — все понимали, что надо эту волну оседлать, ковать, пока горячо, и они это сделали. Сообща. Закипела огромная совместная работа, стали проводить переговоры, рабочие встречи. И результат я увидел, еще будучи там, в Турции: десятки тонн продукции стали отгружать в Россию. В этом плане остается лишь сказать: молодцы.

 

Видя это, слышу ответ наших: "А зачем собирать рабочую группу?" Такую возможность нам соседняя страна подарила — и флегматичное "А зачем?". От этого очень грустно за нас.

 

Возьмем нашего соседа, Киргизию — они уже и в ВТО, и в ТС. И зададим себе вопрос: а насколько мы готовы хотя бы просто к Киргизии? К тому, что рядом страна, которая завтра повезет к нам свою продукцию?

 

Знаете, у меня ощущение, что на уровне рядовых аграриев быстрой реакции мы не увидим, как не увидим и резких изменений — ни к лучшему, ни к худшему. И знаете почему? Рядовой аграрий просто не понял еще, что ему дали прошлые изменения, не говоря уже о ВТО.

 

Говоря о крупных игроках, которые сильнее интегрированы в мировой опыт, которые располагают экспертами, которые лучше ориентируются в ВЭД, — вот они смогут использовать ситуацию со вступлением в ВТО, попытаются заработать или на худой конец быть готовыми к обострению конкуренции, будут готовы вовремя отреагировать или заблаговременно начнут искать другие ниши.

 

Живой пример хотите? Пресловутые ГМО хлынет на рынок беспрепятственно. И вы не заметите, как на рынке появится американская, скажем, кукуруза прекрасного товарного вида, с умопомрачительными сроками хранения, прекрасная в транспортировке и по более низким ценам. И с этим бесполезно бороться, запрещать, устраивать санкции и защищаться пошлинами. Это уже реалии современности.

 

Знаете, что в этой ситуации удивляет больше всего? Какая-то расфокусированность нашей реакции, действий, мыслей. На самой верхушке, где решения принимаются на основе макроцифр, все верно, все решения взвешенны и вроде бы обоснованы этими же цифрами. А ниже — огромный информационный вакуум до того пресловутого электората, которого эти изменения в первую очередь коснутся. У нас много всевозможных госинститутов, программ, беспрецедентная в СНГ поддержка сельского хозяйства. Но спросите рядового фермера, в курсе ли он об этой масштабной поддержке села, о наших местных программах, субсидиях, лизинге? Нет. И это лучшая иллюстрация текущей ситуации. А вы про изменения и перспективы вступления в ВТО…

 

Весь ужас в том, что нет системной реакции на все эти изменения, системного ответа, поддержки по всей вертикали власти. Где рабочие группы по вступлению в ВТО? Где волна мнений? Где обсуждения этой темы? Лишь сухие выступления, доклады, новости по теме "проведены переговоры о…". Все это нужно обсуждать.

 

Понимаем ли мы сейчас, что нам даст вступление в ВТО? Какие плюсы, какие минусы? Как это отразится на сельском хозяйстве? Насколько это вступление обсуждалось реальными фермерами, ассоциациями, людьми, которых это коснется? Анализировалось ли, что потеряют наши фермеры, на поддержку которых выделяется столько средств? У вас нет ощущения, что мы не прочувствовали еще эффект от прошлых движений? И нет ли ощущения, что мы и тут что-то уже прощелкали?

 

Рабига Абдикеримова, Майра Медеубаева

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №22 (544) от 19 июня 2015

PDF, 2.23 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме