• Рабига Абдикеримова

    Журналист

  • 5 июня 2015

Сенсорная демократия

 

Большей прозрачности и открытости хочет добиться общественность в Казахстане от государства и его представителей. А это значит, что, возможно, нашим гражданам больше не придется чувствовать себя «по ту сторону тонированного стекла».

 

В настоящее время представители гражданского сектора и НПО, а также группа международных экспертов вместе с депутатами Мажилиса работают над законопроектом «О доступе к информации». В общих чертах этот проект предполагает максимально быстрый и бесплатный доступ к информации о деятельности госорганов, субъектов квазигосударственного сектора и других организаций, которые обладают общественно значимой информацией.

 

Планируется, что законопроект будет принят парламентом до конца текущего года. Как принятие этого законопроекта сможет повлиять на борьбу с коррупцией? Поможет ли он сделать правительство более транспарентным и подотчетным? Ответы на эти вопросы искала редакция «&».

 

Гульмира Кужукеева, правовой консультант Международного центра некоммерческого права (ICNL)

 

Об инициаторах

 

К слову, за основу данного документа была взята альтернативная разработка законопроекта «О доступе к информации», которая еще с 2009 по 2013 год велась общественными организациями. На тот момент нашу рабочую группу возглавлял депутат Жакип Асанов. Сейчас он заместитель генерального прокурора РК. Позже разработку нового законопроекта инициировали депутаты фракции партии «Нур Отан». Поэтому новый вариант проекта изначально рассматривался в рамках рабочей группы при Мажилисе парламента. Помимо госорганов и депутатов к разработке и обсуждению законопроекта подключились представители НПО и международных организаций. Уже проведено несколько заседаний рабочей группы.

 

О расхождениях

 

На сегодня есть общие рекомендации представителей рабочей группы именно со стороны гражданского сектора, которые не нашли отражения в законопроекте, несмотря на наши предложения и обоснования.

 

К примеру, это касается порядка доступа к служебной информации. Очень много было споров, так как в настоящий момент этот вопрос не отрегулирован должным образом в законодательстве. Сначала нашими экспертами было предложено решение с точки зрения международных стандартов. Потом был рассмотрен вариант, приближенный к казахстанским реалиям. Но ни то, ни другое решение не нашло пока отражения в законопроекте. А альтернативный вариант решения вопроса со служебной информацией депутатами пока еще не разработан. Но мы ждем, так как они обещали поработать над этим вопросом.

 

В целом наши отношения выстраиваются очень неплохо. Если в первое время мы были своего рода оппозиционерами, то сейчас у нас выстраивается диалог, мы друг друга слышим. Как результат, некоторые наши предложения нашли отражение в законопроекте.

 

На следующей неделе, 12 июня, в Астане пройдет международный круглый стол с участием международных экспертов в области доступа к информации, которым была заказана экспертиза нашего законопроекта. К этому же времени будут готовы правительственные варианты экспертиз этого законопроекта. То есть пока законопроект на стадии разработки и проходит экспертизы.

 

Что изменится?

 

Будет более четко отражен перечень той информации, к которой ни при каких обстоятельствах не может быть закрыт доступ. Как вы знаете, есть Закон «О госсекретах», где имеется перечень информации, которая не подлежит засекречиванию, в нашем законопроекте этот перечень расширен. Так, в этот перечень вошла информация о формировании и расходовании средств из республиканского и местного бюджетов, за исключением сведений, содержащих государственные секреты, о контроле за расходованием таких средств; о доходах политических госслужащих и лиц, исполняющих управленческие функции в госорганизациях и частных организациях с участием государства, где такая доля составляет более 50%.

 

Кроме того, расширен перечень информации, которую госорганы обязаны публиковать на своих интернет-ресурсах. Например, была добавлена информация об использовании средств республиканского и местного бюджетов, Национального фонда Республики Казахстан; информационные сообщения о результатах проверок, проведенных госорганами, органами местного самоуправления, подведомственными организациями, отчеты и доклады о проделанной работе; итоги оценки эффективности деятельности центральных и местных исполнительных органов по реализации государственной политики; результаты общественного мониторинга качества оказания государственных услуг и др.

 

Помимо этого предлагается сократить срок получения информации до 10 дней. Сейчас по закону дается 15 календарных дней для предоставления информации. Во время обсуждений нового законопроекта со стороны НПО звучало предложение этот срок сократить до 5 рабочих дней. Ведь речь идет о готовой информации, которая не требует какого-то дополнительного анализа. Госоргану достаточно просто взять информацию из своих реестров и предоставить запрашивающей стороне. Однако пока в тексте законопроекта речь идет о 10 днях.

 

О международной практике

 

В развитых странах работает независимая судебная система. Это предполагает, что закон работает как надо. Помимо этого формируется независимый контрольно-надзорный орган, который отвечает за применение и исполнение действующего закона на практике. В некоторых странах данный орган даже может привлекать к ответственности или хотя бы указывать на имеющиеся недостатки. Бывает, что некоторые органы выступают в роли медиатора, рассматривая досудебные процедуры в области доступа к информации. Кроме того, в таких странах расписаны обязанности госорганов по созданию должностной единицы или подразделения, которое будет отвечать на запросы граждан.

 

Ну и самый главный международный принцип, который должен быть реализован в Законе «О доступе к информации», — это принцип максимальной открытости информации. То есть вся информация в государстве должна быть открытой, за исключением той ее части, которая может быть закрыта, но по очень четким и понятным для всех процедурам, предусмотренным в законе.

 

В целом хотелось бы отметить: если наши принципиальные предложения найдут отражение в новом законопроекте, есть шанс, что он будет одним из самых прогрессивных в СНГ.

 

Айгуль Соловьева, депутат Мажилиса парламента РК

 

Законопроект «О доступе к информации» предполагает в первую очередь то, что все граждане будут осведомлены о госбюджете и тех вопросах, которые их интересуют. Депутаты рассматривают это через призму того, что любая открытость и прозрачность дает свет. А там, где есть свет, нет коррупции. Поэтому данный законопроект рассматривается в рамках антикоррупционной стратегии. Мы стали размышлять о том, что можно сделать для того, чтобы ни у кого из граждан не было каких-то опасений и домыслов, а, наоборот, имелась объективная картина.

 

Так мы подошли к тому, что все государственные органы должны вывешивать информацию — о бюджете, расходах, программах и документах, которые обычно находились в недрах государственной власти местного, областного или центрального уровня. Однако здесь встал вопрос, связанный с другим законом, в котором речь идет об информации, которая не подлежит разглашению. И второй момент, с которым мы столкнулись, — это частная жизнь, информация о которой является сугубо личной. Например, если кто-то болеет или имеет какой-то диагноз, то не все имеют право получать об этом информацию. Поэтому за исключением этих двух случаев было решено, что любая другая информация должна быть доступна гражданам нашей страны. Для этого есть несколько способов. Первый из них — обнародование, например, если госорган принял какую-то программу, то он обязан представить информацию о ней общественности. Второй способ — это запрос, который позволяет узнать нужные детали. Кроме того, мы выделили обладателей и пользователей информации. Пользователи — это все граждане, у кого есть интерес к получению той или иной информации. Обладатели — те, кто располагает нужными сведениями и данными. Сейчас мы еще обсуждаем, по какой процедуре, в какие сроки, в каком порядке обладатели информации обязаны ее представлять. А также кто будет нести ответственность, если пользователь информации скажет, что ему отказали в ее предоставлении. Конечно, при условии, что запрашиваемая информация не является государственной тайной и не имеет отношения к частной жизни. Самый острый вопрос в том, что отнести в разряд служебного использования информации. То есть некоторые госорганы говорят, что у них есть информация только для служебного пользования. Поэтому сейчас обсуждается вопрос трехчастного тестирования, которое позволяет с помощью определенного анализа оценить, какой вред может нанести информация, если ее раскроют, и насколько она затрагивает общественный интерес.

 

Мы сейчас отдали законопроект на экспертизу международным экспертам, и как только они дадут нам замечания, мы еще раз будем рассматривать положения законопроекта.

 

Рекомендации участников рабочей группы, которые представляют гражданский сектор, касаются следующих аспектов.

 

1. Презумпции максимальной открытости информации о деятельности госорганов, органов местного самоуправления и других обладателей информации. Данный принцип заключается в возложении позитивных обязательств по обнародованию информации о своей деятельности на обладателей информации (в первую очередь, государственные органы, органы местного самоуправления, субъекты квазигосударственного сектора). Обнародование информации может происходить различными способами, включая публикации в СМИ, размещение на интернет-ресурсах и т. д. Мы исходим из постулата, что вся информация (за исключением государственных секретов и различных правовых тайн) должна быть открыта и доступна, за исключением определенного перечня, доступ к которому ограничивается по понятной процедуре и на определенное время. В этой связи проблема служебной информации требует скорейшего решения. Требуется определить, какая именно информация является служебной, на каких принципах ограничивается доступ к ней и, самое главное, на какой срок.

 

2. Алгоритма, позволяющего ограничивать на определенное время доступ к информации для достижения узкого перечня целей и только в том случае, когда вред, который может быть причинен вследствие раскрытия этой информации, преобладает над общественным интересом в ее получении.

 

3. Оснований для обжалования неправомерных действий (бездействия) или решений должностных лиц, нарушающих права и законные интересы пользователей информации.

 

4. Оснований для наступления административной или уголовной ответственности должностных лиц в сфере доступа к информации.

 

5. Принципа независимого контроля за выполнением требований настоящего закона.

 

6. Гарантии защиты и безопасности лицам, которые обнародуют информацию, будучи наделенными служебными обязанностями по ее неразглашению («информаторы»).

 

7. Мер по продвижению этого закона — положения о создании информационных служб, положения об институте Уполномоченного по вопросам информации, обязательства по обучению госслужащих процедурам обнародования и предоставления информации по запросу, обязательства обладателей информации по информированию населения о его праве на доступ к информации.

 

8. Порядка введения закона в действие. Мы считаем, что для эффективной реализации закона нужно будет создать определенные условия, в первую очередь — в госорганах. Эту работу невозможно провести в течение 10 дней или более короткого срока. Поэтому было бы разумным отсрочить введение закона, чтобы создать надлежащие условия для эффективной реализации закона на практике.

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №20 (542) от 5 июня 2015

PDF, 2.39 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме