• Рабига Абдикеримова

    Журналист

  • 13 мая 2015

По следам «азиатского тигра»

 

Какие основные меры нужно принять, чтобы поток зарубежных инвестиций в экономику Казахстана усилился? Почему Казахстан еще далек от пути, по которому пошел в свое время Сингапур? Что привлекает сингапурских инвесторов в Казахстане? Об этом и многом другом — в интервью с известным казахстанским бизнесменом, главой холдинга Arman Holding Серикбаем Бискеевым.

 

Вы говорили, что хотите, чтобы между Казахстаном и Сингапуром был безвизовый режим. Что для этого делается и на какой стадии переговоры, если такие уже состоялись на официальном уровне?

 

Да, безвизовый режим между Казахстаном и Сингапуром — это то, что нам хотелось бы видеть. Но я пока не знаю, когда это будет. Мы как делегация планируем отдельно встречаться с министром иностранных дел Казахстана. Надеюсь, он сообщит нам, на какой стадии сейчас этот вопрос.

 

Сейчас визовый вопрос стоит очень остро. К примеру, чтобы получить казахстанскую визу, сингапурцы вынуждены оформлять документы самостоятельно, то есть у них нет возможности делать это в электронном формате, тогда как сингапурскую визу можно оформить электронно. Также невозможно передать работу по оформлению документов для получения визы турфирме. Казалось бы, эти бюрократические мелочи не являются большой проблемой, но на самом деле они создают определенные барьеры. Потому что, как правило, бизнесмены всегда заняты, и такие бюрократические препоны могут сыграть отрицательную роль для Казахстана с точки зрения привлечения иностранных инвестиций или имиджа.

 

Этот вопрос вы поднимали еще год назад, и ваши выступления относительно того, что делает государство для улучшения условий для инвесторов, были довольно критические.

 

Может быть, где-то я говорю критично, но моя цель — найти конкретные решения по наполнению экономики финансированием. Сейчас президент и правительство говорят о том, что государству не хватает денег для развития новых проектов, и приходится урезать бюджет. И, как следствие, многие проекты, которые могли бы помочь людям развиваться и улучшаться, урезаются и закрываются. Чтобы этого не было, правительство должно написать такие законы, которые снимут барьеры для сторонних инвесторов из развитых стран, как Сингапур. Только тогда количество инвесторов в Казахстане увеличится. Самое главное, для реализации таких простых мер не нужно тратить деньги из бюджета. Если создать все соответствующие условия, инвесторы придут сами и будут платить налоги, тем самым наполняя бюджет страны.

 

То есть нам нужно идти по тому же пути, по которому пошел Сингапур в свое время, — максимальная открытость для инвесторов?

 

Да! Нам просто нужно создать выгодные условия, и у нас появится целая очередь из инвесторов. Не надо делать это в ручном режиме, как мы сейчас стараемся делать, приглашая бизнесменов и сопровождая каждого лично. Этим не нужно заниматься каждому министру. Если мы создадим прозрачные условия, люди смогут приезжать и открывать здесь компании, не обращаясь для этого к самому министру.

 

Как вы оцениваете инвестиционный потенциал двух стран? Какие, к примеру, совместные предприятия могут быть созданы в ближайшее время? Что вызывает интерес сингапурских инвесторов в Казахстане?

 

Сингапурцам, конечно, интересна в первую очередь наша логистическая отрасль и наш транзитный потенциал. Они мировые лидеры в этом деле и хотели бы доставлять грузы из Юго-Восточной Азии в Европу кратчайшим путем через Казахстан, так как, чтобы доставлять товары морем, требуется в разы больше времени. Это первое. Второе, я думаю, это туризм. В Сингапуре очень развитая туристическая отрасль, и мы могли бы создать условия для привлечения сингапурских туркомпаний в страну, тех, которые смогут в кратчайшие сроки построить отели, базы отдыха, санатории и т. д. мирового уровня, тем самым внести вклад в построение туристской инфраструктуры в целом.

 

Что еще?

 

Думаю, еще одной привлекательной отраслью, развитие которой могло бы принести пользу и Казахстану, и Сингапуру, является пищевая промышленность. Сингапур имеет очень развитую пищевую перерабатывающую промышленность, а у нас много сырья, к примеру, зерна. Суть в том, что надо сделать так, чтобы это сырье перерабатывалось у нас в стране, а не продавалось за рубеж. Нам нужно производить конечные продукты и продавать их, а не наши ресурсы. Только тогда мы создадим добавленную стоимость, поднимем промышленность и уйдем от сырьевой зависимости.

 

Кстати, о транзитном потенциале. Сингапур — одна из тех стран, которая строит стратегические планы на сто лет вперед. Как вы думаете, как Евразийский экономический союз или Шелковый путь, проходящий в том числе через Казахстан, укладываются в эти планы? Что об этом думают обычные сингапурские бизнесмены?

 

Евразийский экономический союз — хорошая для Казахстана возможность выхода на Россию. Мы можем поставлять продукцию через ТС в Россию, создавая производства и предприятия на территории Казахстана. В Сингапуре, конечно, знают об этом. Все, что им сейчас нужно, — чтобы мы создали для них все условия для инвестирования в производства и логистику, чтобы они не боялись здесь открывать предприятия. Сингапур серьезно настроен на экспортный бизнес, они хотят захватывать рынки. Мы должны этим воспользоваться. К тому же глобальный проект Шелкового пути открывает нам еще большие возможности. Учитывая это, для сингапурцев, которые ищут новые выходы на новые рынки, Казахстан может стать реальным «окном в Европу».

 

Так что конкретно нам можно сделать, чтобы не упустить момент?

 

По рейтингу Doing Business мы находимся на неплохих позициях с точки зрения открытия бизнеса, возмещения капитальных затрат, налоговых послаблений для инвесторов. Это все создано, но инвесторы все равно приходят к нам не так активно. Дело в том, что кроме позиций, в которых мы хороши, нужно смотреть и на те, из-за которых мы не входим даже в топ-100 стран. Речь идет о судебной реформе и вопросах, касающихся безопасности. Нам нужно сделать глубокий анализ и выяснить, что мы должны изменить, в чем может быть любая причина непривлекательности для инвесторов и что можно сделать, чтобы ее убрать. Пока мы не обеспечим полную безопасность инвесторов, они к нам не придут.

 

Как это сделать? Ведь судебная система и безопасность не могут измениться в один день. Нужен системный подход?

 

Велосипед уже изобретен. Мы можем взять в качестве примера сингапурскую модель по обеспечению безопасности. Сингапур — самая прозрачная страна в мире. Почему мы делаем условия инвестирования привлекательными, а с судебной системой ничего не делаем? Давайте с этого начнем. Иначе все эти деньги будут потрачены зря.

 

Какой опыт Сингапура с этой точки зрения мы могли бы перенять сразу, к примеру, в следующем году?

 

Мы уже начали давать отпор коррупции, начав сажать министров. Но чтобы этот процесс не был избирательным, нужно построить целую антикоррупционную систему, которая позволяет следить за расходами всех чиновников, их родственников и ближнего окружения. В Сингапуре в этом плане все прозрачно, механизмы, как это сделать, разработаны и применяются. Такая система, например, позволила бы у нас проверить, какое тот или иной чиновник имеет отношение к покупке ста квартир в Астане или нескольких десятков дорогих автомобилей. Сингапурская модель борьбы с коррупцией работает уже давно, но наши госорганы почему-то предпочитают выхватывать из нее только какие-то части. Мое мнение — нужно внедрять эту систему полностью.

 

Вы говорили, что уехали в Сингапур, вдохновившись идеями первого премьер-министра Сингапура Ли Куан Ю, которые он изложил в своей книге. Какие его идеи вас вдохновили больше всего?

 

Политика Ли Куан Ю заключалась в том, чтобы Сингапур уважали как страну по всему миру и она была успешная. Для этого нужно было, чтобы люди были образованны и высокопрофессиональны. Эта идея для меня самая близкая. Если граждане страны образованны и профессиональны, то страну будут уважать профессионалы из других стран мира, они будут разговаривать на одном языке. С бедностью и нищетой нужно бороться только высоким уровнем профессионализма, качественным образованием, грамотной системой обучения. Это первое, что в Сингапуре сделали системно. Второе — это, наверное, создание максимально прозрачной судебной системы, в которой ни у одного индивидуума нет возможности откупиться, если он совершил преступление. У нас, к примеру, некоторые законы работают в формате «для своих», с их помощью при желании высокопоставленные влиятельные люди могут избежать правосудия. Например, есть закон, который позволяет чиновникам платить штраф в виде наказания. Другими словами, государство само мотивирует чиновника урвать побольше, чтобы позже этими же деньгами откупиться и продолжать такой образ жизни. Поэтому такие вещи никак не делают нас эффективными. Или еще один пример: мне совершенно непонятно то, что каким-то компаниям из сектора ветряной и солнечной энергетики выдаются специальные тарифы, которые на 300% отличаются от тарифов, предоставляемых другим компаниям на рынке, которые могут работать и без спецтарифов. Ни мне, ни игрокам рынка такое поведение государства непонятно. Если такое отношение к игрокам рынка будет иметь продолжение, не будет прозрачности, то мы не сможем вырасти как страна. Вот Сингапур смог преодолеть эти барьеры, и меня это радует, поэтому я уехал туда.

 

Всем известно, что решения в Казахстане пока что принимаются сверху вниз. То есть пока не будет указания сверху, то не будет никаких больших изменений. Вы готовили какой-нибудь официальный документ с предложениями, адресованный премьер-министру или даже президенту? Может быть, вы уже вели какие-нибудь переговоры?

 

Нет, я ни с кем не вел переговоров. Я даже скажу, что президента там так окружают, что к нему никакое письмо с предложениями не пройдет. Несколько моих знакомых уже пытались писать президенту, но ни одно их письмо не дошло. Потому что есть определенный круг людей, который не пропускает эти письма, они никому не дадут возможности встретиться с главой государства. Для сравнения: Ли Куан Ю встречался со всеми интересными и успешными бизнесменами, приглашал их, чтобы послушать их независимое мнение. А наш президент, к сожалению, окружен людьми, которые не дают ему возможности встречаться с успешными людьми и слушать их мнение, как делал это Ли Куан Ю. Я считаю, сейчас он находится в определенном вакууме — в окружении своих людей, он закрыт от реальной информации. Вот если президент сделает то, что делал Ли Куан Ю, и не просто сделает, а возьмет как практику, тогда мы, бизнесмены, сможем донести до него реальную информацию. Тогда все происходило бы в разы быстрее и эффективнее, и страна бы эволюционировала.

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №16 (538) от 8 мая 2015

PDF, 2.53 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме