• Рабига Абдикеримова

    Журналист

  • 8 мая 2015

Ревизор приехал

 

Прополку грядок с госпрограммами проведут в Казахстане. Суть в том, чтобы избавиться от сорняков, которые забирают питание и мешают расти полезным и эффективным государственным инициативам.

 

Во вторник президент заявил, что в Казахстане необходимо сократить количество государственных программ. Убрать прежде всего предлагается отраслевые программы, какие-то важные их составные части могут быть включены в стратегический план. По словам главы государства, сегодня нужно заниматься конкретными большими вопросами. Для того чтобы отслеживать эффективность работы с ними, планируется выстроить новую систему оценки работы госаппарата. Для этого президент обещает законодательно закрепить доступ к публичной информации. «Госорганы будут регулярно отчитываться перед населением», — сообщил Нурсултан Назарбаев. Наша редакция решила побеседовать с экспертами о том, какие из действующих госпрограмм оказались эффективны, а от каких можно отказаться и почему.

 

Амиржан Косанов, политик

 

О минусах

 

Мы — страна сплошных программ! Сокращать и приводить их в порядок, несомненно, надо. Такие инициативы звучали и раньше. Но воз и ныне там. Тому есть две причины. Это реформенный зуд каждого нового руководителя ведомства и возможность через такую программу контролировать соответствующие финансовые потоки. Каждый хочет иметь свою программу и ее курировать! Программ так много, что даже специалисты путаются в их названиях, количестве и содержании. А вся беда в том, что у нас нет практики общественного обсуждения проектов программ и такого же обсуждения их выполнения или невыполнения.

 

Рекомендации

 

Сейчас важно «вместе с водой не выплеснуть и ребенка». Важно, чтобы в антипрограммном угаре не подверглись секвестру документы, которые на самом деле полезны и нужны. В том числе и те программы-намерения по реальной поддержке малого и среднего бизнеса. Думаю, что бизнес-сообщество могло бы само инициировать ревизию такого рода программ и выйти с соответствующим предложением к президенту или правительству. Лично я считаю те меры, которые заложены в ряд программ по поддержке МСБ, в том числе и в «Дорожной карте бизнеса — 2020», недостаточными. Да, там есть хорошие новеллы, но они или недостаточны, или не работают на практике и остаются в рамках намерений. Казахстанский бизнес переживает двойные сложные времена. Это и общий кризис, и ситуация с вхождением в ЕАЭС с Россией, которая все более страдает от западных санкций. В такой период МСБ нужна реальная поддержка со стороны власти.

 

Сергей Смирнов, экономист

 

О минусах

 

В нашей стране главная особенность госпрограмм — это то, что ответственность за их выполнение, как правило, размыта. На протяжении своей независимости Казахстан принял множество госпрограмм, и практически ни одна из них не была выполнена. К примеру, программа «Чистая вода». Очень многие объекты в рамках ее реализации в последующем оказались нерабочими. То есть на практике мы сталкиваемся с нерациональным использованием средств; все ли были привлечены за это к ответственности — вот в чем вопрос.

 

Еще одно мое наблюдение заключается в том, что многие проекты, не будучи реализованными в одной программе, переходят в другую. Взять, например, проекты программы ФИИР. Некоторые из них были презентованы гораздо раньше, чем была утверждена программа. Еще один момент, который по программе ФИИР вызывает у меня вопросы, связан с тем, что в графе финансирования многих проектов стоят заемные средства. То есть деньги на финансирование этих проектов еще нужно найти. А инвесторы, тем более западные, очень тщательно подходят к финансированию проектов. В убыток себе они ни один проект финансировать не будут.

 

А ведь у нас очень много проектов помимо госпрограмм, которые требуют очень много вложений. Например, Универсиада, ЭКСПО. Не наступим ли мы на те же грабли, что при проведении Азиады в 2010 году? Тогда ведь тоже было выявлено нецелевое использование средств, были даже уголовные дела.

 

Есть у нас и такие проекты, как строительство четвертого НПЗ: сколько лет мы о нем говорим, но все никак не можем определиться, строить его или нет. Когда-то правительству было поручено определиться с местоположением и мощностями завода. Но этого сделано не было. Министры и соответствующие ведомства затянули с проектом, а потом заявили, что, прежде чем строить завод, нужно определиться, куда мы будем экспортировать свои нефтепродукты. И что вы думаете? С этим до сих пор не определились. Хотя и так понятно было, куда. Это Киргизия, Афганистан, Таджикистан. Эти страны с удовольствием бы покупали наши нефтепродукты.

 

В мае 2009 года был принят план по комплексной модернизации трех имеющихся в стране крупных НПЗ, чтобы они могли производить топливо стандарта Евро-4 и Евро-5. Еще тогда возникал вопрос — почему бы вместо модернизации не построить один новый современный завод? Однако чиновники заявили, что строительство нового завода обойдется почти в два раза дороже, чем модернизация трех существующих. Сейчас выясняется, что модернизация в итоге обходится дороже, чем ожидалось. Да и сроки вновь затянулись.

 

Рекомендации

 

По моему мнению, нам нужно сфокусироваться на реальных программах, от которых экономика уже получает результат.

 

Помимо этого необходимо избежать размытой ответственности за выполнение госпрограмм. Если человек будет знать, что над ним висит меч ответственности, он, естественно, будет контролировать выполнение возложенных на него задач. А пока такой меры не будет, то, как бы госпрограммы ни сокращались, результата мы не увидим.

 

Также необходимо уделить внимание перед запуском проектов на маркетинговые исследования. Нужно понимать, как и куда предприятие будет сбывать продукцию и откуда брать сырье.

 

Касымхан Каппаров, директор Национального бюро экономических исследований

 

О программах

 

Я могу сказать о тех программах, что сейчас реализуются, а какие желательно было бы оставить ввиду их социальной значимости и необходимости.

 

Во-первых, это программа по обеспечению питьевой водой. Актуальность ее до сих пор высока. Много людей в отдаленных районах до сих пор испытывают проблемы с питьевой водой. Этому нужно уделять внимание.

 

Во-вторых, программа «Информационный Казахстан», направленная на развитие сферы инфокоммуникационных технологий, обеспечение казахстанцев высокоскоростным интернетом, кабельным и цифровым телевидением. Программа, как мне кажется, успешно выполняется, но необходимо ее усиление. Это именно та сфера, в которую во всех странах инвестирует государство. Частный бизнес не может самостоятельно тянуть дорогие оптоволоконные сети, строить и содержать крупные дата-центры. То есть сначала создается соответствующая инфраструктура, затем на ее основе развивается высокотехнологичный бизнес. Для экономики сегодня важны диверсификация и поиск новых точек роста. Правительство сейчас как раз начинает искать такие точки роста. Причем не только в производстве товаров, но и в производстве услуг. А самые прибыльные услуги — в секторе связи и телекоммуникаций.

 

В-третьих, программа развития здравоохранения Республики Казахстан «Салауатты Казакстан», которая рассчитана на 2011-2015 годы. Цели программы — улучшение здоровья граждан Казахстана и демографическое развитие страны. Это, я думаю, не та область, которую можно сокращать в кризис. Скорей всего, ее нужно продолжить.

 

В-четвертых, программа «Дорожная карта бизнеса — 2020». На поддержку МСБ в Казахстане выделяются крупные суммы. Единственное, есть вопрос эффективности государственных мер по поддержке МСБ, но во всем мире очень немногие страны добиваются хорошей эффективности в подобных программах. Таким образом, в госпрограммах по поддержке МСБ есть две стороны медали. С одной — хорошо, что появляются относительно длинные и дешевые деньги. С другой — как правило, это приводит к тому, что госинвестиции вытесняют частные инвестиции. Ситуация эта — пока больше индикатор того, что наш банковский сектор не выполняет свою функцию, и поэтому государству приходится инвестировать самому. А эффективность госинвестиций всегда ниже, чем у частного сектора. Кроме этого, есть проблемы с риск-менеджментом и возвратом кредитов, которые выдает государство. МСБ привыкает к получению легких денег от государства, в кризис вместо того чтобы повышать эффективность и производительность, предприятия по привычке надеются на помощь государства. А вся деятельность таких предприятий будет направлена на то, чтобы получить очередной транш от государства.

 

В-пятых, программа по энергосбережению и повышению энергоэффективности. Мне кажется, она еще только в начале своего развития, и ее надо однозначно продолжать — повышать энергоэффективность предприятий, жилищного сектора, в целом экономики. Ведь у нас расходы на энергию как процент от ВВП в несколько раз выше, чем в развитых странах. Мы несем большие потери в теплосетях, при передаче электроэнергии, при производстве. Соответственно, все это влияет на конечную цену продукта, который в итоге у нас менее конкурентоспособный по сравнению с продуктом других стран.

 

В-шестых, можно пересмотреть, провести оценку эффективности и поменять подходы к госфинансированию сельского хозяйства. Это большая госпрограмма, на которую ежегодно выделяются большие средства. Нужно понять, насколько эффективно они используются, насколько они должны повышаться в текущий момент кризиса. В этой программе есть разные направления, соответственно, нужно выявить самые перспективные, и их желательно не урезать.

 

К перспективным я бы отнес проекты, связанные с селекцией, повышением качества продукции, исследовательской инфраструктурой. А что касается прямых субсидий, насколько это эффективно и насколько государство сейчас может продолжать увеличивать такие субсидии, — нужно смотреть.

 

Гани Касымов, лидер Партии патриотов Казахстана

 

О госпрограммах

 

Как я понял из слов президента, программы, которые шли параллельно ФИИР, уже не будут нужны и пойдут под сокращение. ФИИР — единственная программа, которая коррелируется с программой «Нурлы жол».

 

Планируется, что в стране благодаря ФИИР появится около 1000 новых и экспортноориентированных предприятий. Что касается программы «Нурлы жол», то она будет реализовываться на инфраструктурном уровне. От столицы к каждой из областей будут строить трассы мирового класса. В рамках двух этих программ и будут осуществляться пять институциональных реформ, о которых говорил президент.

 

Все остальные программы, которые не будут совпадать с этими стратегическими направлениями, перестанут финансироваться в больших объемах.

 

Единственное, что останется в поле зрения президента и что он просил не трогать, — социальные направления: здравоохранение, образование и т. д.

 

Здесь главой государства были поставлены следующие задачи: ликвидировать в школах три смены, достроить социальные объекты и т. д. Данные социальные программы будут финансироваться за счет привлечения средств республиканского и местного бюджетов.

 

О МСБ

 

Будет государственное регулирование в таких вопросах, как доступ к кредитным ресурсам и госзаказы. Также важно отметить, что принято решение заменить НДС налогом с продаж. Это облегчит нагрузку для многих предприятий. Почему принято такое решение? Мы считаем, что НДС — это виртуальный и непонятный налог. Заменив его, мы, можно сказать, освобождаемся от пут, что будет способствовать развитию новых производств. Освободившись от лишней отчетности и документации, предприниматели смогут больше внимания уделять непосредственно производству.

 

Рабига Абдикеримова, Екатерина Корабаева

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №16 (538) от 8 мая 2015

PDF, 2.53 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме