• Екатерина Корабаева

  • 5 мая 2015

Прецеденты, которые делают рынок

 

«Чем больше размещение компании на Казахстанской фондовой бирже, тем сложнее оно будет перевариваться рынком. Поэтому лучше хорошо разместить 2 млн долларов, чем плохо — 200 млн долларов», — считает генеральный директор инвестиционной компании «Фридом Финанс» Тимур Турлов. По его словам, пока для казахстанского рынка достаточно 4-5 размещений в год, которые будут поддерживать рынок в хорошем состоянии, обеспечивать на него приток нового капитала. В интервью «&» он рассказал о работе с частными инвесторами и перспективах привлечения финансирования для развития бизнеса через фондовый рынок.

 

Если исходить из наших наблюдений, ваша компания пытается расшевелить казахстанский фондовый рынок. Вы одни из первых заговорили про IPO МСБ в Казахстане. Сложно ли следовать взятой на себя миссии, тем более если учесть, что вы пришли с соседнего рынка?

 

Я в первый раз приехал в Алматы в мае 2011 года. Мне очень запомнился этот красивый город, богатая страна. Много дорогих машин и магазинов — вот на что поневоле обращаешь внимание. У меня, безусловно, захватило дух от тех возможностей, которые я увидел на этом рынке. Как ни странно, но большинство людей в Москве совершенно не догадываются, что в Казахстане сейчас средний доход на душу населения больше, чем в России.

 

На тот момент я как раз искал источник вдохновения: в России наша компания встала на ноги, мы научились зарабатывать деньги и искали возможные точки роста. Так, оказавшись в Казахстане, я на интуитивном уровне почувствовал, что здесь у нас должен получиться бизнес в том виде, в котором мы его хотим делать. К тому же порог входа на рынок выглядел доступным. Мы увидели здесь низкую конкуренцию при большом количестве состоятельных клиентов.

 

В результате мы купили компанию Seven Rivers Capital, которая стала АО «Фридом Финанс». И за время присутствия на казахстанском рынке мы с каждым годом лишь убеждаемся в правильности принятого нами решения. Казахстан обладает лучшим деловым климатом с точки зрения базовых экономических свобод на постсоветском пространстве. Конечно, на любом рынке есть свои сложности, мы многое мечтаем поменять, но для этого мы активно ведем диалог с регулятором. Главное, что тенге — это свободно конвертируемая валюта, в Казахстане есть приток иностранного капитала, высокий уровень образования и более понятная культура для нас самих.

 

Мне действительно очень понравилась страна, люди и отношение. Я полюбил Алматы, купил здесь квартиру, перевез сюда свою семью и больше времени сейчас провожу здесь, чем в Москве.

 

Вы сказали, что ведете диалог с регулятором. В Казахстане действительно немного другой подход к регулированию финансового рынка, сложно было адаптироваться?

 

Да, фондовый рынок в Казахстане регулируется совсем не так, как в России. Здесь регулирование существенно строже. С одной стороны, это дает большую надежность инфраструктуре, которая у нас есть. С другой — ограничивает ряд возможностей. Поэтому мы радуемся сейчас тем шагам, которые регулятор предпринимает, чтобы ослабить некоторые гайки.

 

Я понимаю, что в Казахстане существует реальный запрос на то, чтобы в стране в принципе появился фондовый рынок. Этого хотят как игроки, так и ведомства, принимающие решения, в лице министерства и Нацбанка. Ведь перед Казахстаном стоит задача войти в число 30 наиболее конкурентоспособных стран мира. Чтобы прийти к этому, нужно иметь развитый финансовый рынок.

 

Но рынок — это в первую очередь его участники. В данном случае это компании, которые готовы привлекать через него деньги, и частные инвесторы, способные эти деньги предоставлять. Чего за последние годы нам удалось достичь, если смотреть на развитие рынка через призму его участников?

 

Реальный шаг вперед, приблизивший Казахстан к появлению внутреннего фондового рынка, — это программа «Народное IPO». С какими бы сложностями ни сталкивались организаторы и участники процесса, какие бы ошибки мы ни допускали в течение всего этого мероприятия, «Народное IPO» сделало для развития индустрии больше, чем все другие инициативы, которые ранее применялись для развития рынка.

 

Наша компания смогла принять участие в программе только со второго раунда IPO, но зато мы успели к нему подготовиться. Нами потрачено более 2 млн долларов на рекламную кампанию по программе «Народное IPO». Это была наша собственная инициатива. Мы как брокер просто понимаем, что, кроме нас, никто другой этого не сделает. Государство умеет эффективно использовать административный и медийный ресурс. Но фондовый рынок — это история не про ресурс, а про выстраивание доверия, про продажи ценных бумаг. Люди должны понимать, что именно они покупают, куда вкладывают свои деньги, зачем им вообще это нужно. Поэтому мы активно включились в этот процесс и заняли первое место после Казпочты по объему привлеченных денег в этом секторе. Мы не смогли на этом заработать, но сумели заслужить некую узнаваемость у клиентов, сформировать определенную клиентскую базу. Так что наши инвестиции отчасти окупились.

 

Во что именно пришлось вложиться помимо рекламной кампании?

 

Мы постарались правильно выстроить отношения с потенциальными клиентами. Для нас было важно, чтобы они понимали, что именно покупают. Кроме того, мы осознавали, что люди проживают не только в Алматы и Астане. Это значит, что, чтобы розничный клиент — представитель среднего класса — заинтересовался покупкой акций, у инвестиционных компаний, брокеров должны быть свои отделения в регионах. Для этого мы строили филиалы, которые до сих пор продолжают обслуживать клиентов.

 

Когда начиналась программа «Народное IPO», все понимали, что самое главное, чтобы казахстанцы были готовы к долгосрочным инвестициям и не стали сбрасывать бумаги при малейших колебаниях, свойственных рынку. Как вы с этим работаете сегодня?

 

Здесь ключевым является вопрос доверия. Люди должны понимать, что они делают, во что вкладывают, как все это вообще работает, с какими рисками они могут столкнуться. У населения в принципе должно возникнуть доверие к такому инструменту, как акции. Пока же ассоциативный ряд, который возникает у людей при упоминании данной ценной бумаги, включает очень мало таких синонимов, как «надежность» и «прибыльность». Слишком много стереотипов, к сожалению, у людей осталось еще с советского прошлого.

 

Знаете, как программа «Народное IPO» в Казахстане была воспринята московской профессиональной тусовкой? Государство приняло политическое решение поделиться с народом небольшим количеством ресурсов и акций национальных компаний, генерирующих хорошую прибыль. Причем бумаги были предложены с дисконтом. То есть это решение — это не попытка привлечь деньги, а желание создать прецедент, продав наиболее «красивые» активы, за которые люди смогут получать хорошие дивиденды. Поэтому мы как участник рынка тоже не могли остаться в стороне, так что все, что делалось, делалось для рынка.

 

Я очень хорошо понимаю, что доверие к фондовому рынку нужно строить годами. Компания «Фридом Финанс» со своей стороны всегда старалась принимать участие в этом процессе. Мы ежемесячно платим более 9 млн тенге налогов, поддерживаем всю нашу инфраструктуру. У нас почти 50 человек занимаются только отчетностью для регулятора и прочим, не связанным с торгами и продажами. То есть мы несем большую регуляторную нагрузку. У нас обслуживающего персонала больше, чем у мелкого банка, но мы готовы играть по этим правилам. На данный момент у нас более 20 тысяч клиентов. Это люди, которых мы убедили поверить нам, в «Народное IPO» и в то, что в Казахстане появляется фондовый рынок. Мы, безусловно, несем перед ними большую ответственность и потому проводим большую работу.

 

Когда разместился KEGOC, на рынке не возникло игрока, который должен был покупать акции после размещения. Через время бумага пошла вниз на фоне страхов людей относительно девальвации и прочих опасений. А покупать их было некому. Так мы стали одними из немногих покупателей на рынке и с начала IPO уже накопили в своем портфеле бумаг на несколько миллионов долларов. Хотя нам никто не платил за market making. Мы верим, что акции KEGOC — это хороший актив, и его целесообразно покупать сейчас. «Не нужно продавать бумаги по текущему уровню», — эту мысль мы транслируем нашим клиентам.

 

А если говорить о бумагах казахстанских частных компаний?

 

Мы недавно стали инициаторами важного события для рынка. Речь идет об IPO предприятия «БАСТ». Это компания малой капитализации, работающая в горнорудном секторе. «Фридом Финанс» привлекло для них около 2 млн долларов, чтобы они могли профинансировать расширение производства. На этом примере мы смогли показать, что для финансирования отечественного реального бизнеса можно привлекать казахстанские деньги через местный фондовый рынок.

 

Говорят, что в этой сделке вы дали компании очень хорошие условия.

 

К нам пришел фонд прямых инвестиций, который, собственно, является одним из собственников горнорудной компании. Они сказали, что им надо привлечь около 2 млн долларов, чтобы полномасштабно запустить производство. На что я ответил: «Мы не фонд прямых инвестиций — у нас сейчас нет цели вкладывать существенную долю своего капитала в проект». Мы предложили им альтернативу, решив помочь в привлечении денег частных инвесторов. Нам хотелось сделать публичную историю, сигнальное размещение. Поэтому помимо наших партнеров мы привлекли для изучения компании независимых аудиторов. Убедившись, в том, что нам не страшно вложить в это свои деньги, мы гарантировали эмитенту, что независимо от того, сможем мы продать их ценные бумаги или нет, наша компания все равно им заплатит.

 

На данный момент мы владеем третьей частью пакета и надеемся сохранить это как свою инвестицию, поскольку она нам выгодна.

 

Вы ее специально не продавали?

 

Да.

 

Как отреагировал рынок на это размещение?

 

Для нас важной задачей было растопить лед недоверия. И нам это удалось. Бумага стала третьей по ликвидности на Казахстанской фондовой бирже. Мы разместили акции АО «БАСТ» среди более чем 530 своих клиентов по всей стране. С момента размещения бумага выросла более чем на 30%.

 

Сейчас к нам обращаются другие компании из этой отрасли и тоже интересуются размещением. В Казахстане сформировался дефицит акционерного финансирования, в том числе в горнорудном секторе. Есть достаточно много средних и мелких месторождений, которые неинтересны крупным компаниям, обладающим капиталом.

 

Готовы ли вы с этими компаниями сотрудничать на тех же условиях, что и с «БАСТ»? То есть гарантировать выкуп, если бумаги не будут пользоваться спросом у казахстанцев?

 

Я думаю, да. Все зависит, конечно, от размера и параметров размещения, но такое не исключено. Капитал нашей компании сейчас — около 10 млн долларов. Если нам хватит наших денег, мы можем давать гарантию. Если мы размещаем эмитента, который в разы крупнее нас самих, то давать гарантию выкупа невозможно — у нас не хватит денег, чтобы выполнить это обязательство.

 

Та отрасль, о которой вы сейчас говорили, более специфична и менее понятна простому народу. Притом есть бренды, продукцией которых мы пользуемся ежедневно, рекламу которых мы видим по пути на работу и домой. В этом направлении вы как-то двигаетесь, готовы ли такие компании выходить на рынок?

 

Да, мы видим сейчас интерес как минимум одного крупного игрока, которого я не могу раскрыть. Его капитализация в разы больше, чем капитализация «БАСТ».

 

А деньги у казахстанцев есть для участия в новых компаниях?

 

Очевидно, что у людей в Казахстане есть деньги. Это достаточно большие сбережения. У кого-то они на депозитах местных банков, а у кого-то — за пределами страны. Это говорит о том, что для финансирования многих казахстанских проектов можно привлекать деньги этих людей. Главное, чтобы компании были готовы выйти на новый этап развития, пересмотреть свои способы ведения бизнеса.

 

Вы имеете в виду ту же прозрачность и публичность, к которым должны быть готовы компании, желающие привлечь деньги на фондовом рынке?

 

Да. Есть две стратегии поведения, которых придерживаются большинство предпринимателей. Первая: иметь, условно, свой керосиновый заводик, но оставаться в тени. Может быть, соблюдать абсолютно все требования закона, но оставаться незаметным. Вторая: быть публичным и привлекать к себе внимание. Но что значит быть публичным? Это значит раскрывать больше информации о компании, скорей всего, в связи с этим платить больше налогов. При этом стоит понимать: когда компания становится максимально прозрачной, является крупным налогоплательщиком, да еще и имеет множество стейкхолдеров, у нее появляется больше законных рычагов для воздействия на государство.

 

В Казахстане сформировался целый пласт предпринимателей, которые стали достаточно большими, чтобы понять: стоимость правильно структурированного бизнеса может быть больше, чем сиюминутная экономия на налогах, которую они могут получить. И это очень важно, так как от этого выигрывают глобально и компания, и государство, и инвесторы.

 

Что у нас происходит с рынком облигаций?

 

Рынок облигаций — это не тот рынок, где активным участником являются физические лица. Как правило, с инструментом фиксированной доходности обычные граждане работают с коммерческими банками. Тем не менее мы собираемся предоставить клиентам — а это все-таки люди, не корпорации — возможность купить долларовые облигации крупнейших казахстанских банков, в том числе облигации «Казкома». Наши аналитики посчитали, что сейчас соотношение дохода к надежности в облигациях «Казкома» очень хорошее. Так, мы можем предложить клиенту доходность 8,5% годовых в долларах в бумаге со сроком погашения чуть меньше полутора лет. И это больше, чем могут предложить в том же «Казкоме» по депозиту. Как известно, сегодня ставки по депозитам в долларах не больше 3%.

 

Можете поделиться планами компании на 2015 год?

 

К сожалению, не могу называть компании, но, как я уже сказал, мы планируем размещение компании, которую знает подавляющее большинство казахстанцев. Эта компания имеет шанс выйти на IPO в этом году. Это будет еще один отличный прецедент. Также, скорее всего, до конца этого года мы анонсируем размещение еще одной компании из горнорудного сектора, с капитализацией, сопоставимой с АО «БАСТ».

 

Для мелких розничных инвесторов «Фридом Финанс» также готовит портфель ценных бумаг известных западных брендов, которые активно торгуются в Нью-Йорке. Ну и конечно, мы продолжим работу, направленную на то, чтобы бумаги таких компаний, как Газпром, «Сбербанк» и прочие российские голубые фишки, стали доступны для Казахстана.

 

Справка

 

Проект «Инвестиционная культура» реализуется издательством «Iскер Медиа» совместно с Казахстанской фондовой биржей. Наша цель — доступным языком объяснить принципы инвестирования, предоставить полезную информацию и научить ею пользоваться потенциальных инвесторов, а также открыть бизнес-проектам новые возможности поиска инвестиций.

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №15 (537) от 1 мая 2015

PDF, 2.07 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме