• Хе Олег

    Издатель

  • 10 апреля 2015

Нео-экономика

 

Дискуссия о том, какие меры помогут Казахстану защитить свою экономику, напоминает фрагмент фильма «Матрица», когда Морфеус предлагает Нео выбрать одну из двух пилюль — красную или синюю. Причем синяя таблетка — это выбор в пользу девальвации. А красная — другие экономические меры.

 

На минувшей неделе одной из самых обсуждаемых тем стал глобальный обзор Bank of America Merrill Lynch (BofAML). Эксперты финансового института считают, что экономика Казахстана близка к рецессии и нуждается в девальвации тенге.

 

В обзоре говорится, что правительство страны может приступить к девальвации и предложить стимулирование для превращения инвестиций в денежную ликвидность.

 

«Экономика остается в очень неустойчивом положении, несмотря на щедрую государственную помощь, и, по всей вероятности, может приблизиться к рецессии, а рейтинги и внешний долг находятся под давлением», — отмечают в BofAML. Банк выражает согласие с мнением большинства мировых экспертов об искусственно завышенной стоимости тенге и ожидает 20-30%-й коррекции валюты Казахстана в связи с резким ухудшением условий торговли, падением цен на нефть и рубля.

 

Редакция «&» обратилась к казахстанским экспертам с просьбой прокомментировать экономическую ситуацию в стране, а также с вопросом, может ли девальвация оказаться эффективным ответом в случае угрозы рецессии.

 

Кайрат Мажибаев, председатель совета директоров Resmi Group

 

Об исходных составляющих

 

Основные причины кризиса, начавшегося с 2007 года, не разрешены до сих пор в мировом масштабе и ни в одном из ключевых регионов мира. Более того, становится ясно, что мир уже находится в фазе серьезной трансформации. Этот процесс может занять 15-20 лет.

 

Соответственно, Казахстан напрямую зависит от ситуации на основных внешних рынках как относительно небольшая страна с преобладанием экспорта и импорта в своей экономике.

 

— на текущем этапе развития ЕврАзЭС и в свете предстоящего вступления в ВТО закрытие своих границ по аналогии с примером в российско-белорусских отношениях не представляется целесообразным, особенно в силу роли Казахстана и главы государства в разрешении ситуации вокруг Украины.

 

— Предполагаем, что уровень так называемых показателей consumer confidence (доверие потребителей) и business confidence (доверие в деловой сфере) в стране находится сейчас на минимально возможном уровне. Прежде всего, из-за информационной и экономической дискриминации при одномоментных девальвациях в 1999, 2009, 2014 годах по отношению к домохозяйствам, МСБ и обрабатывающему сектору.

 

— Необходимость постоянной стимуляции и поддержки добывающего сектора как основного в нашей экономике, приоритетность поддержки общественной стабильности ограничивают возможности правительства реализовать форсированный переход казахстанского бизнеса в несырьевых секторах на принципиально новый конкурентный уровень хотя бы в региональном масштабе.

 

— Попытки решить возникшие проблемы в банковском секторе исключительно за счет реабилитации проблемных банков и их стрессовых активов и, более того, использование проблемного финансового сектора как проводника государственных денег в реальный сектор — это паллиативная тактика (полумеры) в лучшем случае.

 

— Схема «инфляционное таргетирование вкупе с сильным тенге» на фоне девальвации рубля и евро дает сильный импульс потоку подешевевших импортных товаров в страну. Параллельный импорт дешевых товаров из России — это только первая волна этого, причем краткосрочная, длиной максимум 3-6 месяцев (оборачиваемость в потребительском секторе).

 

Возможные решения в текущей ситуации

 

1. Ключевые операторы

 

1. Правительство и институты развития — технологичность государственного управления, так называемый public administration, представляется одним из ключевых факторов конкурентоспособности страны. Step ahead approach (тактика шагов на опережение), скорее всего, позволит не пожинать плоды сложившейся геополитической ситуации, а формировать свою агенду. Также ожидаем сбалансированности правительственных решений в отношении кратко- и долгосрочных приоритетов, сырьевого и несырьевого секторов, государственного и частного капитала, интересов корпораций и домохозяйств.

 

2. Предприятия — реальный сектор должен быть основой развития и стабилизации экономики страны, и решения должны формироваться исключительно исходя из приоритетов в реальном секторе.

 

— Важно использовать сегодняшнюю ситуацию с резко подешевевшими рублем, гривной и др. как возможность для импорта и трансферта дешевых технологий, сырья, талантов, а также поддержки национальных чемпионов в их региональной экспансии в рамках ЕврАзЭС, определив это как приоритет для правительства и институтов развития на данном этапе.

 

— Для снятия острых вопросов с краткосрочной ликвидностью для ведущих компаний ключевых секторов целесообразно использовать целевые "мостиковые" решения сроком 12 месяцев.

 

— Особенно серьезный импульс развитию предпринимательства и усилению национальной безопасности может дать разгосударствление рынков таких социально важных услуг, как здравоохранение, образование, пассажирские и грузоперевозки, энергетика и др., где наблюдается доминирование государства при отсутствии перевода качества массового обслуживания на принципиально новый уровень и опережающем росте расходов госбюджета на эти сектора и/или повышении цены для их пользователей. Уверены, что здесь появятся возможности для взращивания своих национальных чемпионов.

 

3. Банки — позиционировать финсектор как коммерческую инфраструктуру для реализации планов экономического развития. Исключить использование банками рискованных бизнес-моделей с вовлечением государства в свою зону ответственности.

 

О девальвации, валютном регулировании и дедолларизации

 

Девальвация неизбежна, и, более того, коррекцию курса тенге против основных валют стран-партнеров необходимо делать на постоянной основе. Но как поставить ее на службу всем основным субъектам экономики, чтобы придать импульс скачку конкурентоспособности казахстанского бизнеса?

 

Одно из возможных решений — начать с дедолларизации, исключить саму причину столь высокой зависимости от доллара.

 

Основная цель — защита и обеспечение конкурентоспособности казахстанского рынка, его субъектов и сохранение социальной стабильности в неспокойных окружающих условиях.

 

Два ключевых шага

 

1. Коррекция действующей модели контроля и валютного регулирования.

 

— Нацбанк — монопольный оператор и маркет-мейкер в В2В-секторе, банковские операции на валютном рынке ограничены брокерской моделью, обменные пункты банков и других юр. лиц — операторы исключительно в В2С-секторе. Количественные параметры их бизнес-моделей могут быть определены в рамках среднесрочной монетарной (включая курсовую) политики, утвержденной главой государства. То есть Нацбанк зарабатывает и/или формирует золотовалютные резервы страны за счет эффективности именно своего управления и на базе системной стратегии, но не за счет ущемления интересов каких-либо секторов или субъектов казахстанской экономики, особенно социально чувствительных.

 

2. Внедрение принципа соответствия валюты доходов против валюты обязательств:

 

— расконвертация займов против валюты выручки юридических лиц по принципу «тенге против тенге», «доллар/евро против доллара/евро».

 

— Источниками расконвертации валютных обязательств компаний и домохозяйств с тенговыми доходами могут быть текущие расходы НБ на поддержку стабильного тенге из стратегических резервов страны и госбюджетные вливания на поддержку МСБ, ПФИИР и социальную поддержку.

 

Наиболее важные целевые группы для социально-экономической стабильности при расконвертации.

 

1. Займы и обязательства в твердой валюте, полученные населением и компаниями с доходами в тенге.

 

2. Обязательства банковского и государственного секторов в твердой валюте, не связанные с валютной выручкой и уровнем цен на сырьевой экспорт.

 

3. Предприятия и граждане с доходами в твердой валюте.

 

Талгат Камаров, председатель правления АО «Сентрас Секьюритиз»

 

Дело в том, что аналитики таких агентств дают свои прогнозы исходя из наблюдений прошлого периода. Другими словами, они рассматривают нашу экономику в старом свете. Они привыкли, что мы зависим от нефти и постоянно живем за счет выручки от экспорта. Они не берут в расчет те меры и новые программы, которые мы принимаем. Поэтому они и предлагают самый, как они считают, легкий способ — девальвацию, говоря, что это быстрее и легче всего решит проблему.

 

Казахстану можно прислушаться к таким прогнозам и рекомендациям, но можно пойти и по своему пути. После выборов новое правительство, скорее всего, будет предлагать соответствующие меры, альтернативные решения. Факт в том, что мы же уже прошли девальвацию в 2014 году, и вторая девальвация сейчас никому не нужна. Кроме экспортеров она никому не поможет.

 

Если мы хотим уйти от доллара и заняться внутренним производством, наполнением экономики внутренней добавленной стоимостью, то девальвация нам не подходит. Хотя в крайнем случае может быть так, что новое правительство пойдет на компромиссное решение, сделав переход валюты от стабильного курса к плавающему, как в России. Но это только один из сценариев. Все будет зависеть от рынка, политической воли и единогласия власти. С другой стороны, сейчас давление на тенге снижается за счет укрепления рубля, и положение наших внутренних производителей хоть немного улучшилось. Если рубль продолжит укрепляться и дальше, то вопрос девальвации в Казахстане будет уже не таким острым.

 

Что касается движения экономики страны к рецессии, то, по статистике, мы еще находимся в положительной зоне. Аналитики международных компаний обычно подходят с той точки зрения, что, если никаких мер не принимать и просто плыть по течению, то это может привести к рецессии. Но если мы будем заниматься стимулированием экономики, инвестировать средства Нацфонда в строительство новых объектов, производство, инфраструктуру и т. д., то это может нивелировать внешние риски и не дать экономике уйти в рецессию.

 

Олжас Худайбергенов, директор Центра макроэкономических исследований

 

Пара USD/RUB равна 51,9. Девальвации не должно быть. Если при $45 за баррель и паре USD/RUB, равной 67, Нацбанк не сделал девальвацию, то делать сейчас это — просто абсурд. Если руководство Нацбанка поддастся давлению, то грош цена ему. Прямая привязка девальвации к дате «после выборов» фактически привязывает решение о девальвации к президенту, а значит, резко снижает саму вероятность девальвации. Девальвация в этом году закрепит ожидания девальвации в следующем году. Поэтому девальвация закрепит эту тенденцию, и только тенговая гарантия позволит развязать узел.

 

По данным Комитета по статистике Министерства национальной экономики РК, рост валового внутреннего продукта Казахстана в январе — феврале 2015 года составил 2,5%.

 

Олег Хе, Рабига Абдикеримова

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №12 (534) от 10 апреля 2015

PDF, 2.58 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме