• Рабига Абдикеримова

    Журналист

  • 6 марта 2015

Кто поможет малому?

 

Казахстанский бизнес напоминает больного, которого держат на искусственном питании. Только роль препаратов здесь играют средства государства, выделяемые из Нацфонда. Как выжить отечественным компаниям вне больничных условий?

 

Казахстанцы предпочитают держать свои сбережения в долларах, как следствие, банки снизили активность кредитования в тенге. В результате страдают и производство, и компании, и конкурентоспособность бизнеса в целом. А актуальными становятся вопросы: какие источники финансирования и на каких условиях можно активизировать? Как лучше действовать руководителям компаний и на что направлять свои основные усилия? Ответы на эти вопросы редакция «&» искала в кулуарах прошедшего в среду саммита CFO Idea Exchange & Networking Event.

 

Максим Гандрабура, управляющий партнер консалтинговой компании IGM

 

Когда бизнесу негде брать финансирование, мы с нашими клиентами всегда пытаемся сначала исследовать внутренний резерв компании. Зачастую компании небрежно относятся к тому, что имеют. То есть первая идея, которая, как правило, приходит к генеральному директору, президенту компании в случае кризиса или нехватки оборотного капитала: а давайте возьмем кредит в банке.

 

А вот на собственную неэффективность компании почему-то обращают внимание в последнюю очередь. К примеру, на то, что у них может та же промышленная база пустовать наполовину и т. д. Поэтому, на мой взгляд, бизнесу сейчас нужно сначала внутренние резервы мобилизовать.

 

Поэтому, прежде чем что-то предпринимать, как я уже сказал, делается оценка внутренних возможностей компании. Для этого специалисты и консультанты должны изучить ситуацию изнутри, начиная от эффективности использования склада и заканчивая эффективностью использования самих складских запасов. Таким образом, производится оценка потребности в оборотном капитале. Отдельно оптимизируются отношения между контрагентами, то есть теми, кто поставляет сырье или комплектующие. Затем поднимается вопрос эффективности персонала, целесообразности содержания большого штата. Здесь многое, конечно, зависит от профиля предприятия. К примеру, если это торговая компания, у нее есть особенности. В приоритет здесь будут ставиться логистика и ассортимент, с которым они работают. Если же это производственная компания, то здесь первоочередным будет вопрос организации производства и административной надстройки.

 

В текущих кризисных условиях, которые так или иначе ощущаются, компании ищут подобные резервы. Проблема в том, что не все правильно могут это сделать. И наиболее распространенный негативный пример — это когда гендиректор дает бухгалтеру или финансовому директору добро на сокращение персонала на 30%. Очень часто оптимизация так и делается, что в итоге, наоборот, загоняет компанию в тупик.

 

Что касается финансовых инструментов, то для компаний МСБ выбор не такой большой. Это, прежде всего, займы, кредиты, ну, и приглашение соинвесторов в капитал. В качестве квазиинструмента можно назвать исламское финансирование, но оно пока не развито в Казахстане.

 

Если обобщить, то, на мой взгляд, гонка за внешним финансированием должна вестись рука об руку с гонкой за повышение доходов. Есть даже такое высказывание: «Если у вас есть возможность увеличивать доходы, то не нужно много времени уделять сокращению затрат, лучше направьте свои усилия на поиск доходов». То есть если руководство компании зациклится исключительно на вопросе оптимизации затрат, то, возможно, она упустит какие-то возможности. И многим на самом деле сложно перестроить в кризисной ситуации свое мышление. Тем более если компания имеет обременения, проблемы с эффективностью и производительностью труда.

 

Сергей Макаров, управляющий по инвестициям ОАО «Российская венчурная компания», член правления фонда инфраструктурных инвестиций

 

В Казахстане один источник денег — это так называемый family office и wealth management. В силу разных причин — исторических укладов, ментальности, клановости экономики и вообще самой экономической истории Казахстана — есть некоторые экономические расслоения по доходности. И, как следствие, в обществе есть класс или слой людей, которые достаточно неплохо обеспечены деньгами. У них просто много денег. Причем они не знают, куда деть эти деньги, особенно сейчас, так как находятся в некотором страхе. Если еще примерно год назад они доверяли банковской системе, то сейчас этого нет.

 

Дело в том, что в прошлые годы рост в казахстанской банковской сфере был в 100% против 30%-го роста в небанковском реальном секторе. Это может означать только одно — инфляцию. Иными словами, в Казахстане просто играют с деньгами, и делают это в три раза быстрее, чем развивается реальная экономика. Вот и все.

 

Казахстану, в частности тем, кто держит такие деньги, сейчас нужно их куда-то деть. Эти люди понимают, что у них должен быть какой-то альтернативный механизм инвестиций в реальный сектор. Поэтому государству и бизнесу нужно скорее создавать условия для того, чтобы они могли эти деньги инвестировать.

 

Сейчас вашей стране необходимо создавать всевозможные площадки — различные фонды, инвесткомпании, инвестировать в собственные высокотехнологичные производства или предприятия, инвестировать даже в чужие производства и идеи, чтобы они были ориентированы на Казахстан.

 

Тогда Казахстан через своих граждан, заявивших себя инвесторами, получит право решать, куда и когда можно инвестировать. Это прекрасная возможность как для страны, так и для ее граждан. Ведь именно богатые люди, а вовсе не государство, сейчас представляют собой источник денег для тех, кто ищет фондирования в Казахстане. Что касается государства, я думаю, на сегодняшний день все, что оно должно было сделать, оно уже сделало. Оно создало инфраструктуру, институты развития, агентства господдержки для бизнеса и т. д. В стране удобный для бизнеса налоговый режим, есть разные программы грантов для МСБ, есть также общественные и полуобщественные организации, защищающие права предпринимателей, — ассоциации, клубы и Палата предпринимателей. Одним словом, все это уже сделано.

 

Для представителя казахстанского бизнеса теперь очень важно не скатиться в дотацию и простое проедание денег налогоплательщиков и Национального фонда, а это часто наблюдается в Казахстане в последнее время. Нельзя опуститься до того, когда предприниматель просто ожидает, что государство его прокормит, потому что он особенный и умнее всех. Предприниматель должен знать, что единственный, кто его прокормит, — это рынок, потому что именно рынку нужны предприниматели со своими идеями и решениями. Если бизнес постоянно просит денег у государства, без конца заявляет о том, что, если он не получит господдержку, то помрет, то это, извините, уже не бизнес. Поэтому, что бы ни случилось, нужно искать способы, налаживать знакомства. Сейчас информационное пространство открыто для всех, остается идти вперед и конкурировать, биться за себя.

 

Частные деньги — это реальный источник. Важно понять, что частные деньги очень ценятся и очень много значат. Если в каком-либо бизнесе или проекте появляется частный инвестор, то это верный знак для прочих инвесторов, чаще всего непрофессиональных, тоже идти туда и инвестировать свои деньги. То есть частные инвестиции становятся катализатором и инициируют дополнительное фондирование. В этом смысле в Казахстане хорошо и эффективно работают только личные связи, нужно их развивать и расширять.

 

& В продолжение темы

 

Недавно на площадке Alma University прошел авторский мастер-класс бизнес-тренера Озата Байсеркеева на тему «Стратегическая диагностика компании и оздоровление бизнеса».

 

По мнению Озата Байсеркеева, за 20 лет независимости отечественный бизнес прошел большой путь. Однако положение казахстанского малого и среднего бизнеса крайне неустойчиво, он пока не стал основой экономики и главным источником бюджетных пополнений, по-прежнему пребывая в младенчестве и угрожая и в перспективе остаться «трудным ребенком». Многим казахстанским предпринимателям мешают внутренние факторы. Именно они сыграют решающую роль в их судьбе в свете предстоящего расширения Таможенного союза, создания ЕЭП и вступления в ВТО. Что ожидает его в результате обострения конкуренции?

 

Озат Байсеркеев выделил основную типологию казахстанских компаний «в сочетании цены и качества».

 

«Красная книга» — низкая цена при высоком качестве. Самая малочисленная группа. Получает прибыль за счет оборота. Большой оборот, в свою очередь, обусловлен этим редким для Казахстана сочетанием низкой цены и высокого качества.

 

Очевидно, что наиболее конкурентоспособными смогут стать представители «Красной книги», которые в свете предстоящих событий смогут даже выиграть от расширения границ, если сумеют освоить науку и практику выхода на зарубежные рынки.

 

A la «Made in China» — низкая цена при низком качестве. Многочисленные мелкие торговые, производственные компании и поставщики услуг. Основа бизнеса — низкая себестоимость и низкая цена. Компании из категории а la «Made in China», скорее всего, отправятся на свалку, т. к. «Красной книги» из них наверняка не получится в силу многолетней привычки делать все плохо.

 

D & G — высокая цена при высоком качестве. Немногочисленные крупные и средние компании, успешные, имеющие солидный (по казахстанским меркам) возраст. Сумели выиграть конкуренцию и заработали репутацию. Им придется умерить аппетиты и снизить цены, возможно, отказаться от супервысокого качества и перейти на обслуживание более низких сегментов.

 

 «Крыша+» — высокая цена при низком качестве. Это компании, активно эксплуатирующие административный ресурс, как правило, аффилированные с коррупционной частью местных или центральных органов власти. В связи с грядущими расширениями, по мнению спикера, «Крыша+» будет жить до тех пор, пока жива их «крыша» или пока сохраняется их монополия.

 

Рабига Абдикеримова, Дильнара Токушева

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №8 (530) от 6 марта 2015

PDF, 2.40 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме