• Рабига Абдикеримова

    Журналист

  • 27 февраля 2015

Сигнал SOS

Сильное падение экспорта в 2015 году — это страшная пробоина в корабле с названием «Экономика Казахстана». Как закрывать дыру будем?

 

Министр национальной экономики РК Ерболат Досаев поделился на этой неделе в Мажилисе не самыми хорошими цифрами. В ходе пленарного заседания он рассказал, что рост сферы услуг в 2015 году может сократиться до 2,2%.

 

В дополнение можно отметить, что на рынке предприниматели уже отмечают снижение доходов и покупательной способности населения. Тем не менее больше всего тревожит, что, по словам министра национальной экономики, в 2015 году также сократится промышленность на 0,3%.

 

«В результате снижения объемов производства и экспорта промышленной продукции и замедления инвестиций рост сферы услуг сократится до 2,2% в 2015 году. По прогнозам Национального банка, объем экспорта снизится на 44,7% до 43,6 млрд долларов, импорт снизится на 21,8% до 34,7 млрд долларов в 2015 году», — объяснил глава МНЭ.

 

Это значит, что меньше валютной выручки будет приходить в страну, что сразу скажется на доходах предприятий и обычных граждан. В связи с этим напрашивается вопрос: как следует действовать Казахстану в такой ситуации, пока прогнозы не стали реальностью?

 

Судя по заявлениям на этой неделе, нам предстоит активизировать работу в сырьевом секторе, чтобы не дать сильно упасть экономике.

 

Как заявил в среду первый вице-министр энергетики страны Узакбай Карабалин, в Казахстане ожидается увеличение добычи нефти до 86 миллионов тонн в 2017-м и до 104 миллионов тонн в 2020 году. По его словам, это увеличение будет связано «в основном с расширением (добычи) на месторождении Тенгиз и возобновлением морской нефтедобычи на месторождении Кашаган».

 

Иными словами, в условиях кризисных тенденций сложно слезть с «нефтяной иглы» и перейти на витаминные инъекции — к примеру, развитие натурального сельского хозяйства. Однако, по словам экспертов, без задействования параллельно секторов реальной экономики мы еще долго будем от шторма к шторму бегать к нефтяным скважинам в надежде добыть сырье для перепродажи в другие страны. К слову, как отметил на этой неделе депутат сената парламента РК Михаил Бортник, мы поставляем нефть в 30 стран мира.

 

Тем временем хорошей новостью для Казахстана должно стать то, что Сhevron может войти в проект строительства газохимического комплекса, реализуемый компанией KPI (Kazakhstan Petrochemical Industries) в партнерстве с южнокорейской LG Chem. Об этом как-то уже упоминал министр энергетики Казахстана Владимир Школьник.

 

Теперь же появилась информация о том, что Chevron покидает Румынию, где в данный момент пребывает в процессе отказа от своих концессионных интересов. Об этом сообщают ряд зарубежных СМИ со ссылкой на пресс-службу компании. По мнению экспертов, такое решение Chevron означает полную остановку разведки сланцевых месторождений по всей Европе, поскольку снижение цен на нефть и плохие результаты разведки в регионе переориентируют основную деятельность компании на другие страны, в большей степени, конечно, США, но тем не менее.

 

Петр Своик, экономист

 

Об экономической модели

 

Вообще, такие прогнозы, как те, что озвучил Ерболат Досаев, даже мне кажутся устрашающими. Потому что столь резкое сокращение экспорта, да еще и официально прогнозируемое, выходит за рамки допустимого. Я уже давно говорю, что действующая экспортно-сырьевая, внешнезаемная и инвестиционная модели себя исчерпали. Это значит, что нам нужно менять саму парадигму и переходить к экономической модели, которая будет настроена на внутреннее развитие. Для этого нужно, чтобы Министерство национальной экономики планировало и указывало руководящим перстом на инвестиционные объекты, в которые необходимо сознательно инвестировать. Прежде всего, это сельское хозяйство и переработка сельхозпродукции. Ну и конечно, сельская кооперация. Никакой рынок и никакой частный предприниматель ее не создаст самостоятельно, поскольку это функция государства, которой оно должно заниматься.

 

О «Нурлы жол»

 

К сожалению, «Нурлы жол» — это всего лишь поддержка курса тенге за счет растраты запасов Национального фонда. Не спорю, освоение средств в рамках новой экономической политики, в частности за счет строительства автодорог, полезно. Однако речь идет не о том, чтобы срочно начать строить автодороги, а о том, что необходимо приходить к целенаправленной государственной инвестиционной структурной политике. Автодороги — только часть той структуры, которая должна быть создана, чтобы наша экономика превратилась в экономику национального развития.

 

О последствиях

 

Если верить прогнозу г-на Досаева, то нашу экономику как обухом по голове ударит резкое снижение экспорта. Это снижение обернется уменьшением бюджетных поступлений и большим проседанием внешнего баланса Казахстана. Справиться с ним правительство сможет только двумя способами: либо продолжать усиленно тратить средства Нацфонда, либо девальвировать тенге. И то и другое никуда не годится. А других способов у правительства в рамках действующей парадигмы нет. Поэтому самое неприятное из того, что сказал министр национальной экономики, — это снижение экспорта.

 

Аскар Аскарбеков, директор Synergy Capital

 

О нефти

 

Скорее всего, я думаю, прогнозы были сделаны на основании того, что нефть не будет дорожать. То есть прогнозы были сделаны с небольшим запасом. Однако, на мой взгляд, нефть в четвертом квартале этого года пойдет вверх. Так как столь продолжительное снижение и низкие цены на нефть невыгодны многим государствам. Поэтому это временно. Все-таки рычаг искусственного снижения и удержания цен на таком уровне может быть политическим шагом. Так не может продолжаться слишком долго. От низких цен на нефть в долгосрочном разрезе никому лучше не станет.

 

О МСБ

 

Я считаю, что в такие кризисные моменты нужно больше вкладывать деньги в развитие малого и среднего бизнеса, в отрасли, которые производят конечный продукт и могут его экспортировать. Если посмотреть на Нацфонд, в котором около 100 млрд долларов, то в прошлом и в этом году по 250 млрд тенге было выделено в фонд проблемных кредитов. В этот же период на развитие МСБ было выделено по 100 млрд на каждый год. Получается, за два года на проблемные кредиты банков было выделено 500 млрд тенге, а на развитие МСБ — 200 млрд тенге. Я думаю, это не очень правильное соотношение. Деньги, которые у нас сейчас есть, нужно вкладывать в будущие поколения, а это МСБ. Развитие бизнеса — это и есть благосостояние народа. Деньги не должны просто так лежать в казне и обесцениваться с каждым годом. Поэтому, я думаю, на развитие МСБ нужно выделять больше. Если бы у нас было больше предпринимателей, мы бы воспринимали настоящий кризис намного легче. Мы бы меньше зависели от цен на нефть или других внешних конъюнктур.

 

Рабига Абдикеримова, Екатерина Корабаева

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №7 (529) от 27 февраля 2015

PDF, 4.03 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме