• Рабига Абдикеримова

    Журналист

  • 13 февраля 2015

Ориентир на местное

 

В торговых сетях ведется невидимая глазу потребителя борьба товаропроизводителей за место на полке. Изменить ситуацию и помочь отечественным предприятиям должны меры властей, которые обсуждались на этой неделе в правительстве.

 

В среду состоялось расширенное заседание правительства с участием президента. На нем говорилось о том, что в приоритет сегодня должно ставиться усиление отечественного производства. Это дает повод казахстанским производственникам надеяться, что деньги и иные стимулы будут направлены именно в это направление.

 

Между тем это не единственная озвученная мера, призванная помочь казахстанским предпринимателям. Как заверил министр национальной экономики Ерболат Досаев, сейчас правительства Казахстана и России ведут переговоры в части решения проблемных вопросов взаимной торговли. В качестве варианта решения рассматриваются лицензирование или квотирование с российской стороны по чувствительным товарам. В целом для того, чтобы прийти к какому-то конкретному решению с нашими северными соседями, по словам министра, потребуется до двух недель.

 

На прошедшем заседании прозвучало предложение, что казахстанским предприятиям следует переориентировать рынок сбыта своей продукции.

 

Чтобы поддержать отечественного производителя на внутреннем рынке, Нурсултан Назарбаев поручил акимам областей запустить акцию «Сделано в Казахстане». Суть акции в том, чтобы во всех торговых сетях появились секции казахстанских товаров.

 

Мы же в свою очередь задались вопросами: помогут ли озвученные меры защитить казахстанский бизнес, а также как сделать казахстанскую продукцию более востребованной и доступной на полках магазинов?

 

Амиржан Косанов, политик

 

О взаимной торговле

 

Думаю, у нас происходит извечное и присущее авторитарным системам явление: с высоких трибун периодически произносятся хорошие лозунги, а на деле все происходит с точностью до наоборот, так как все эти благие пожелания разбиваются о суровую реальность. Сама инициатива «лицензирования или квотирования с российской стороны по чувствительным товарам» в корне противоречит изначальному тезису ЕАЭС о свободном передвижении товаров и капитала на всей территории ЕАЭС. Сегодня будет один список, завтра — другой. И так будет вечно продолжаться. И это будет решать российская сторона? Тогда не надо было эту субстанцию именовать единым союзом! Эти и другие факторы, связанные со многими нерешенными вопросами накануне подписания договора о создании ЕАЭС, и были причинами моего скептического отношения к будущему этого союза. Наша власть должна понимать одну важную вещь: любое национальное правительство в рамках любого союза будет защищать интересы собственного товаропроизводителя! Оно просто обречено на это, так как именно отечественный бизнес и есть главный спонсор отечественной экономики. И Россия, впрочем, как и Беларусь, не будет здесь исключением. Так же обязано поступать и наше правительство. Поэтому у меня очень большие сомнения по поводу таких переговоров. Понятие «взаимная торговля» в первую очередь для любой из сторон обозначает «выгодную не для союза, а для себя» торговлю. И в этом заключается проблема. А ужесточение западных санкций в отношении России (а они, судя по переговорам в Минске, будут еще более жесткими и расширенными) будет заставлять Россию искать нишу для своих товаров в других странах. А Казахстан для нее — самый близкий и выгодный Клондайк. И здесь очень важно, чтобы наше правительство заняло более принципиальную, а где-то, если нужно, и бескомпромиссную позицию в защите интересов казахстанского бизнеса! Лично я пока этого не вижу. Об этом же говорят и сами отечественные бизнесмены. И очень жаль, что у нас нет мощного движения, которое могло бы на равных разговаривать с властью и добиваться решений, которые реально защищали бы интересы отечественного бизнеса.

 

Айжан Наурызгалиева, вице-президент ОЮЛ «Союз пищевых предприятий РК»

 

О востребованности

Необходимо, чтобы была хорошая реклама казахстанской продукции, но для этого нужны средства, которых у предприятий не так много. Не на всех наших пищевых предприятиях даже есть маркетологи, которые могут выстроить грамотную стратегию выхода на рынок, завоевания рынка и т. д.

 

О поставках

 

Кроме того, мы часто слышим, что казахстанские производители не могут обеспечить бесперебойные поставки своей продукции. С чем это связано? У них не всегда бывает в наличии нужное количество сырья. Возьмем, к примеру, мясоперерабатывающие или молокоперерабатывающие предприятия. Далеко не все могут похвастаться наличием собственного хозяйства. Сельское хозяйство страны — мелкотоварное, свыше 70% скота и свыше 80% молока производится в мелких хозяйствах. Это значит, что животноводческая продукция продолжает оставаться низкокачественной из-за невозможности использования инновационных технологий в условиях мелкотоварного производства и нехватки высококвалифицированных кадров. Кроме этого, многие пищевые предприятия сталкиваются еще с одной проблемой. Из-за того, что сейчас на рынке обилие дешевой продукции из России, Белоруссии, Украины и даже Прибалтики, наши предприятия работают не на полную мощность; так, многие производства задействуют свою мощность только на 40%. Это, кстати, связано не только с сильной конкуренцией, но и со снижением покупательной способности.

 

Об отношениях с ретейлерами

 

Чтобы продукция казахстанских предприятий стала доступна потребителю, необходимо, чтобы наши сети все-таки продавали эту продукцию. Только за вход в сеть, за право поставить свою продукцию на полку с местного производителя просят иногда больше, чем составляет его годовой оборот. Нужно это как-то менять и делать для местного производителя послабления.

 

Мы же сегодня видим, что требования, предъявляемые нашими ретейлерами к товарам, становятся год от года жестче. Чтобы быть представленными в супермаркетах, производители постоянно должны повышать свои расходы на упаковку, маркировку, мерчандайзинг, маркетинговые акции и т. д. Но чтобы вкладываться во все это деньгами, естественно, производитель хочет понимать, какой выручки сеть ждет с одного кв. м. Это даст производителю возможность примериться — готов ли его продукт делать продажи сверх означенной цифры? Дайте ему любой примерочный маркер! Тогда он не будет попусту обивать пороги сети и разбираться с многостраничными договорами с юридическими заковырками.

 

Общение с производителями показало: даже с одним и тем же продуктом (например, колбасное производство и мясопереработка) производители дают совершенно разную оценку своего опыта взаимодействия с тем или иным ретейлером, оценивая при этом свой процент возврата продукции. Например, один производитель говорит, что с «Магнумом» у него нет проблем, а вот Small — головная боль, у другого — наоборот; у одних есть проблемы с «Метро», другие хвалят свой опыт коммуникаций с этой сетью. Но и те и другие поставщики жалуются, что, если ретейлеры могут позволить категорично следовать своим внутренним правилам и жестким требованиям и диктовать их производителям, то те не могут ответить взаимностью и совершенно не защищены. Часто жалуются, что, заходя в сеть, обнаруживают подводные камни и понимают, что недооценивали многие риски; также часто оказывается, что наши производители не до конца реализуют определенные возможности, которые может дать им инфраструктура сети и рынок в силу своей неподготовленности.

 

На наш взгляд, нужно законодательно ограничивать требования ретейла по оплате маркетинговых услуг и как-то разделять коммерческие риски между сторонами. Мы объективно понимаем: да, современный ретейл двигает нас вперед и заставляет соответствовать европейским стандартам, повышать качество сервиса, в этом мы все высоко ценим наши сети. Но если ретейл предъявляет нам претензии, давайте мы будем делить коммерческие риски поровну, пока же они ложатся целиком на плечи местного производителя. На наш взгляд, оптимальный вариант в этой ситуации — делить риски между участниками, если речь идет о местном производителе, для этого сегодня необходимо менять законодательную базу, чтобы как-то регламентировать отношения ретейлеров с поставщиками местных товаров. Я не призываю жестко зарегулировать все, но если те же сети будут знать, что кто-то их контролирует, отечественному производителю будет проще.

 

Более того, в настоящее время пищевики, можно сказать, остались бесхозными; если раньше в Министерстве сельского хозяйства был департамент переработки, который координировал пищевые перерабатывающие предприятия, то сейчас этот департамент упразднили. В этой связи, думаю, было бы целесообразно создать Комитет пищевой промышленности, например, при Министерстве национальной экономики. Поскольку вопросов много, а решают их несколько министерств и ведомств, итог как в той поговорке: «У семи нянек дитя без глазу».

 

Любовь Худова, президент Ассоциации предприятий легкой промышленности Казахстана

 

О проблемах

 

Если говорить о легкой промышленности в Казахстане, то мы почти все продукты импортируем. В наших торговых домах доля импортных текстильных товаров для детей составляет 98%, для взрослых — практически 90%.

 

Анализируя деятельность наших компаний, мы увидели, что проблема казахстанских производителей текстильной продукции состоит в том, что им очень сложно войти в торговые сети. Открывать фирменные магазины накладно, не каждый МСБ это потянет. Поэтому в стране должен быть нормальный симбиоз промышленности и торговли. Нужно повышать имидж отечественного продукта. К примеру, государство может вложить деньги в популяризацию отечественных производителей. Нам нужно побороть стереотипы.

 

Президент поставил перед правительством задачу, чтобы цепочка добавленной стоимости создавалась внутри страны, обеспечивая при этом население рабочими местами. Чтобы это можно было осуществить, торговые центры надо развернуть в сторону отечественного производителя.

 

На наш взгляд, 30-50% торговых площадей в торговых центрах должно быть законодательно отдано отечественным производителям. Конечно, не сразу, но постепенно это делать нужно уже сейчас. Такой вариант мы предлагали, когда готовился закон о торговой деятельности. По нашему мнению, торговые центры, которые занимают самые хорошие места в городе, не должны создаваться только для того, чтобы успешно реализовывать продукцию импортного производства.

 

К слову, в свое время, чтобы попасть в крупные центры, компания «Текстилайн» с национальным брендом детской одежды Mimioriki тоже проводила тяжелые переговоры с торговыми сетями. Эти переговоры длились не один год. Только наше обращение от лица Ассоциации предприятий легкой промышленности к Нурлану Смагулову сдвинуло вопрос с места. Еще одна компания, которой было сложно войти в торговые сети, — это Glasman, которая занимается производством школьной формы и классической мужской одежды. Так что только такими небольшими шагами отвоевываем свое место на полке.

 

Плохо, что в стране сложился стереотип «отечественное значит некачественное». Это не так. Сегодня казахстанские предприятия работают в рыночных условиях, никто не производит продукцию на склад, как раньше. Это продукция хорошего дизайна, тем более что наши производители используют такое преимущество, как экологичность. Кроме того, наши швейные компании оснащены системой автоматизированного проектирования одежды, что позволяет работать быстро и мобильно — создавать коллекции и поставлять их на рынок.

 

Мы совместно с другими ассоциациями проводили исследовательскую работу на протяжении нескольких лет. И пришли к выводу, что из страны выводятся огромные деньги только за счет того, что, несмотря на наличие у нас собственного производства, мы все равно импортируем продукты из других стран в огромных количествах. К примеру, текстильная продукция завозится к нам по упрощенной процедуре тоннами и кубами.

 

Получается так, что отечественный производитель должен сертифицировать каждый вид продукции, свое производство, доказывать, что он отечественный производитель и т. д., тогда как есть примеры того, как другие могут ввозить продукцию тоннами из других стран. Им остается только заплатить за груз по весу, и всё. Мы считаем, что это недобросовестная конкуренция на внутреннем рынке. Такое положение создает неравные экономические условия для отечественных товаропроизводителей и импортеров.

 

В Казахстан везут текстильную продукцию из Турции и Китая, в основном нелегально. По данным Всемирного банка, ежегодный теневой оборот на наших рынках составляет около $2 млрд, а по нашей оценке — в два раза больше.

 

О решениях

 

Чтобы решить все эти проблемы и повысить конкурентоспособность нашей текстильной отрасли, нужно, чтобы вся импортная продукция была легализована. То есть если кто-то хочет заниматься предпринимательской деятельностью, пожалуйста — пусть легализует свой бизнес и потом завозит легально.

 

Ни в одну страну мира нельзя завозить товар тоннами и кубами, как в Казахстане. В Узбекистан и то не завезешь, там все строго. Даже если купишь 4 костюма для себя, у тебя будут проблемы на границе Узбекистана. В России тоже добились того, чтобы доля серого импорта на внутреннем рынке снизилась до 35-40%, тогда как у нас этот уровень достигает 80-90%. Плюс ко всему у нас есть соседняя Киргизия, через которую идет весь поток серого импорта.

 

Президент правильно ставит вопросы. В свое время мы открыли ворота для импортных товаров, теперь нужно создавать условия, чтобы это можно было производить у нас в стране. В Киргизии поняли это раньше нас. Там предприятия легкой промышленности освобождены от всех видов налогов. Там платят символическую плату за 10 швейных машин, к примеру, и работают свободно. Мы тоже могли бы так делать.

 

Рабига Абдикеримова, Екатерина Корабаева

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №5 (527) от 13 февраля 2015

PDF, 1.63 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме