• Рабига Абдикеримова

    Журналист

  • 6 февраля 2015

Соседи затопили

Казахстанцы ожидают от правительства нашей страны, что на следующей неделе оно наконец расставит все точки над «i» в экономической политике. Мы же решили узнать у отечественных экспертов, какой сценарий для Казахстана наиболее выгоден в текущей экономической ситуации.

 

На следующей неделе ожидается расширенное заседание правительства с участием президента. Эксперты и население надеются услышать ответы на давно накопившиеся вопросы. В первую очередь всех волнует судьба нацвалюты и экономические стимулы, которые могут предложить власти.

 

Как бы это ни было парадоксально, но основная угроза сегодня исходит от экономической ситуации России — страны-партнера для нас в рамках ЕАЭП. Сильное падение экономики, снижение платежеспособного спроса, ухудшение кредитного рейтинга, возможное усиление санкций — все эти факторы, присущие России, не делают привлекательными инвестиции в ЕАЭС. Даже когда мы говорим про единый рынок в 170 млн человек. Со слов экспертов, в нынешних условиях Казахстану нужно самостоятельно думать, как привлекать инвестиции и развивать свою экономику, не оглядываясь на дрейфующих соседей.

 

Досым Сатпаев, директор Группы оценки рисков

 

О предстоящем заседании

 

Я думаю, что на этом заседании в первую очередь будет обсуждаться негативное влияние внешних факторов на экономику Казахстана. Речь идет о ситуации, связанной с Россией не только касательно снижения курса рубля, но и того, что российский рынок сейчас не очень благоприятен для деятельности казахстанского бизнеса.

 

Об имидже

 

Рейтинги России понижены, а это уже серьезный удар в целом по репутации нашего северного соседа на международной экономической сцене. Казахстан очень хорошо понимает, что многими внешними игроками наша республика воспринимается как партнер России по ЕАЭС. То есть главная задача для нас здесь состоит в том, чтобы падение экономического имиджа России автоматически не перекинулось на репутацию Казахстана. Тем более что в прошлом году некоторые международные организации снижали прогнозы по темпам роста экономики Казахстана, в том числе указывали на тесную привязку Казахстана к России.

 

О давлении на госбюджет

 

Еще один негативный внешний фактор, который беспокоит, — это низкие цены на нефть. Конечно, они стали немного подниматься, но в любом случае не стоит забывать, что в конце прошлого года в бюджете этого года закладывалась цена $80 за баррель. Эта цена будет оказывать давление на казахстанскую экономику. Государству нужно будет откуда-то пополнять национальный фонд, который будет сокращаться.

 

Индустриально-инновационную программу тоже никто не отменял. Понятно, что какие-то госпрограммы будут сокращаться, но президент от правительства будет требовать, чтобы ГПФИИР продолжала реализовываться на практике. И это в любом случае будет оказывать давление на государственный бюджет. Потому как, скорее всего, программа будет реализовываться не за счет привлечения новых инвесторов, а за счет собственных ресурсов из Нацфонда. Но, с другой стороны, инвестиционная привлекательность Казахстана на фоне других стран выглядит более-менее. Возможно, часть дополнительных инвестиционных потоков даже придет в нашу страну.

 

Кстати, снижающиеся в этом году темпы роста еще одного нашего крупного торгового партнера, Китая, тоже не самым лучшим образом сказываются на экономике Казахстана.

 

О бизнесе

 

Мы сейчас наблюдаем давление со стороны Национальной палаты предпринимателей Казахстана на правительство, ведь бизнес сейчас страдает от низкого курса рубля. К примеру, сейчас возникли проблемы у казахстанских птицеводов, у экспортеров нашего мяса, продавцов автомобилей, угольных компаний, которые подписывают договоры в рублях.

 

Иными словами, правительству предстоит предпринять какие-то меры в этом плане. Поэтому, скорее всего, тема поддержки казахстанского бизнеса будет обсуждаться на заседании.

 

Хотя по поддержке МСБ уже было принято много программ. У нас есть «Дорожная карта бизнеса», у нас есть Национальная палата предпринимателей. На самом деле у нас есть все — и механизм, и структура, и даже финансы выделяются. Но в итоге все упирается в государственный менеджмент.

 

О сокращениях

 

В прошлом году президент поставил задачу правительству, чтобы, несмотря на кризисную обстановку, нам не пришлось сокращать социальные расходы. Но, как мы видим, в начале этого года возникли проблемы с крупными казахстанскими и иностранными компаниями. В том числе в горнодобывающем секторе. Речь идет об «АрселорМиттал Темиртау» и «Казахмысе». Ими были сделаны заявления о том, что где-то будут сокращаться зарплаты и даже рабочие места. Естественно, это вызвало очень негативную реакцию в правительстве. По крайней мере, сейчас на уровне правительства требуют от крупных компаний, как частных, так и государственных, чтобы они, несмотря на тяжелую в финансово-экономическом плане ситуацию, не сокращали рабочие места и не создавали основу для трудовых конфликтов.

 

Об экономии

 

Если где и сокращать что-то, то надо в первую очередь экономить за счет больших расходов у топ-менеджмента нацкомпаний, сокращать административные расходы во многих наших госструктурах. К примеру, Министерство иностранных дел РК решило сократить зарубежные командировки. Это хороший пример.

 

О девальвации

 

С начала этого года вспыхнула новая волна обсуждения темы девальвации. Я заметил интересный тренд. Некоторые эксперты сейчас активно пытаются вывести дискуссию на уровень, что девальвация возможна, но не разовая и резкая, а плавная. То есть сейчас не говорят о том, что девальвация не нужна, сейчас больше обсуждается вопрос, в какой форме она должна проводиться. Многие говорят также о том, что, если девальвация будет, то она не будет повторяться, как в прошлом году.

 

О доверии

 

Казахстанские власти опасаются еще одной девальвации — девальвации доверия, так как его восстановить намного сложнее курса валюты. Поэтому властям сейчас важно предпринять меры, том числе в информационном поле, чтобы население страны доверяло деятельности госструктур, чтобы оно понимало, что собирается делать правительство и областное руководство на местах. Ведь страхи и тревоги растут. И не только среди простых людей, но и среди бизнеса.

 

Иными словами, сейчас все в ожидании четких и конкретных действий правительства. Потому что, если будут недомолвки и определенная туманность в заявлениях чиновников, то это негативно ударит по репутации власти. Ей и так сейчас мало доверяют.

 

Сергей Смирнов, экономист

 

О пересмотре бюджета

 

К сожалению, к 2015 году мы подошли примерно с такой же структурой экономики, что и в 2008 году, когда власти обещали осуществить диверсификацию. Дыры, которые сейчас образуются в результате внешних экономических проблем и низких цен на нефть, будут закрываться из Национального фонда. Последовательным шагом как для Казахстана, так и для России станет очередной пересмотр бюджета. Не думаю, конечно, что правительство заложит в бюджет стоимость нефти $30. Это слишком пессимистично для среднегодовой цены, так как она будет колебаться и подскакивать время от времени. Но, так или иначе, правительству нужно задуматься, где мы еще помимо Нацфонда можем взять деньги для латания дыр.

 

О конкуренции

 

Еще один момент, который, на мой взгляд, заслуживает сейчас внимания, — это вопрос урегулирования цен на бензин с Россией. Если раньше наши власти заявляли, что нам нужно поднимать цены на бензин до их уровня в России, поскольку у них они выше, то сейчас девальвация рубля привела к тому, что их бензин стал дешевле, чем у нас. Если мы будем ориентироваться сейчас на их низкие цены, то наши заводы при таком раскладе окажутся нерентабельными. К слову, министр энергетики Казахстана Владимир Школьник уже заявил, что в стране будут останавливать НПЗ. Связано это с тем, что сейчас казахстанские хранилища заполняются дешевым российским бензином. Это, кстати, напоминает мне 2013 год. Правда, причина такой ситуации тогда была несколько иная. На тот момент в России запретили оборот топлива стандарта Евро-2, в результате чего наши стали закупать по демпинговым ценам российский некачественный бензин. Как следствие, нашим НПЗ пришлось останавливать производство, потому что им некуда было сливать свою продукцию. Сейчас ситуация повторяется, и в министерствах энергетики и нацэкономики озабочены тем, как этого не допустить вновь. Проблема в том, что решения, которые предлагают, не отличаются новизной. Так, вновь поднимается вопрос введения единого оператора. То есть только одна какая-то компания будет иметь право закупки российского топлива. В прошлый раз таким оператором был КазМунайГаз. Безусловно, на тот момент мы решили проблему поставки в Казахстан большого количества некачественного российского топлива, зато взамен получили дефицит бензина, поскольку один оператор с поставками не справился. Именно поэтому стоит подумать над тем, как обеспечить выбор не одного, а, может быть, нескольких таких операторов. Кроме того, раньше единый оператор назначался исходя из непонятно каких параметров, сегодня же правильнее будет, если смогут предоставить прозрачные тендерные условия по этому вопросу.

 

Также сегодня власти обсуждают возможное снижение экспортной пошлины на нефть. Сейчас она у нас составляет $80, предлагается, насколько мне известно, снизить ее чуть ли не до $10. Это делается, чтобы наши нефтяные экспортеры не несли большие убытки, так как в РК и так высокая себестоимость добычи нефти. Власти опасаются, что из-за низких цен на нефть сначала в Нацфонд, а потом и в бюджет будет поступать меньше денег.

 

О конкурентоспособности

 

Мы все чаще слышим, что наш бизнес страдает из-за ситуации в России. На мой взгляд, в этом частично виноваты наши власти, они все время защищают МСБ и поддерживают субсидиями, в результате он привык жить в тепличных условиях. Еще одна причина низкой конкурентоспособности казахстанских предприятий — это стоимость электроэнергии, которая отражается на себестоимости их продукции. Нужно, чтобы энергия была более дешевой для бизнеса. Давайте вспомним об инвестиционной составляющей, которая входила в плату за электроэнергию и должна была направляться на развитие нашей энергетической системы. Однако в результате проверки прокуратуры были выявлены случаи, когда некоторые энергетические компании использовали эти средства не по назначению. Поэтому я опасаюсь, что с абонентской платой за электроэнергию, которую предлагается ввести в Казахстане, может произойти аналогичная ситуация.

 

О девальвации

 

Я думаю, девальвация неизбежна. Вопрос в том, как власти будут ее проводить. Они два раза провели девальвацию резко, теперь я думаю, что они будут делать это постепенно и более плавно.

 

Сергей Акимов, политолог

 

Об ожиданиях

 

На мой взгляд, центральной темой расширенного заседания правительства, которое ожидается на следующей неделе, будет вопрос, связанный с курсом национальной валюты. Очевидно, что ситуация, которая сейчас сложилась, и меры, которые были предприняты Национальным банком, в полной мере не решают проблемы, связанные с текущей переоценкой тенге. В особенности на фоне падения курса рубля. Если смотреть на экономическую и политическую конъюнктуру как в стране, так и за ее пределами, то, на мой взгляд, становится очевидным, что в рамках текущих условий дальнейшее удержание курса национальной валюты будет крайне сложным.

 

Не скрою, что я, как и большинство экспертов, отношусь к предстоящему заседанию с большими ожиданиями, в том плане, что стране нужны какие-то кардинальные меры. Поэтому хотелось бы о них услышать. Среди них может оказаться как объявление плавной плановой девальвации — прямо скажем, нетипичного сценария для Казахстана, так и инструменты, которые сейчас используются в Беларуси, — ограничение хождения доллара и пр.

 

Ведь, как мы видим, решать вопрос сложившегося дисбаланса неэкономическими способами становится все сложнее. Это означает, как ни грустно было бы это признавать, что нам нужно подгонять свою политику под внешнеэкономическую конъюнктуру. Чем позже это будет сделано, тем более болезненным это окажется для всех сторон. Таким образом, я ожидаю от следующей недели заявлений каких-то конкретных и более серьезных мер. И речь сейчас не идет о том, что предлагалось ранее, — повышение ставок по депозитам в тенге и снижение их по вкладам в долларах. Очевидно, что это несерьезно, так как не решает существующих проблем.

 

О девальвации и конкурентоспособности

 

Еще одним важным вопросом будет сохранение нашего бизнеса. Да, именно сохранения, потому что если текущая ситуация будет сохраняться еще год, то в ряде приграничных областей предпринимательская активность казахстанских бизнесменов сильно снизится. В частности, речь идет о сельском хозяйстве в области животноводства. Мы все видели сообщения в СМИ, что наши производители кур и яиц находятся сегодня на грани банкротства. Чтобы решить эту проблему, оптимальным выходом может стать запланированная постепенная девальвация. Надо понимать, что сейчас долларовые накопления как населения, так и бизнес-сообщества достигли того уровня, когда государство в ходе такого сценария в экономическом плане потеряет меньше, чем выиграет в политическом. Я считаю, это оптимальное решение, которое снимет с повестки дня большинство проблем. Кроме того, на мой взгляд, сейчас самый подходящий для этого момент. Как мы видим, в последнее время рубль вроде как нащупал хоть какое-то дно, пусть оно еще не такое твердое, тем не менее какая-то стабильность уже ощущается.

 

Были озвучены предложения о том, что девальвировать стоит постепенно, на небольшой процент. На мой взгляд, это проблему не решит. Чтобы сохранить конкурентоспособность, нам нужно проводить девальвацию более масштабную. К тому же нужно учитывать, что в текущих условиях кризиса, а не только в ситуации с Россией, подобного рода меры просто необходимы для экономики страны. Девальвация минимум на 20, возможно, 30 процентов, на мой взгляд, будет ближе к истине и позволит хоть как-то решить проблему.

 

Рабига Абдикеримова, Екатерина Корабаева

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №4 (526) от 6 февраля 2015

PDF, 1.78 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме