• Екатерина Корабаева

  • 5 декабря 2014

Всю правду доложи

 

Участники евразийской интеграции напоминают героев басни Крылова - лебедя, рака и щуку. Оказавшись в одной упряжке, Россия, Казахстан и Беларусь все чаще сталкиваются с несогласованностью своих действий. А потому воз с накопившимися проблемами пока так и не удается сдвинуть с места. 

 

В этот раз все началось с того, что председатель совета директоров Национального платежного совета, он же вице-президент  Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Мурычев, заявил о намерениях  ЕАЭС рассмотреть введение запрета межстрановых операций в долларах и евро с последующим введением единой валюты.

 

Между тем Национальная палата предпринимателей РК (НПП РК) поспешила сообщить СМИ, что Договором о Евразийском экономическом союзе не предусмотрен отказ либо запрет от применения иностранных валют во взаимных расчетах между резидентами государств - членов ЕАЭС.  Кроме того, НПП РК считает, что выбор валюты проведения внешнеторговой операции является правом субъекта предпринимательства. И в ряде случаев использование бизнесменом иностранной валюты во взаимных расчетах является элементарным инструментом хеджирования валютных рисков. Также в Нацпалате отмечают, что повышение роли национальных валют при внешнеторговых операциях государств - членов ЕАЭС должно быть основано на создании пакета стимулов для участников внешнеэкономической деятельности, а не на установлении запретов и ограничений.

 

В свою очередь наша редакция обратилась к экспертам с просьбой прокомментировать слабые места евразийской интеграции, а также возможности их усиления.

 

Амиржан Косанов, политик

 

О несогласованности

 

Такого рода нестыковки и несогласованность в определении общей для ЕАЭС экономический политики имеют один корень: создание и юридическое оформление союза шло под мощным политическим давлением со стороны властей трех стран. И в этой спешке многие позиции и моменты, определяющие взаимоотношения стран в экономической сфере и имеющие прикладной характер, не были учтены до конца и остались «сырыми».

 

Теперь же пришло время принятия конкретных нормативных актов внутри ЕАЭС, и все они сталкиваются с желанием каждой из стран-участниц сохранить свой экономический суверенитет.

 

О новых вызовах

 

Надо отметить, что сама идея ЕАЭС была поддержана странами еще до событий в Украине, где Россия показала свой неоимперский оскал. И теперь как страна, аннексировавшая часть другого государства и де-факто принимающая участие в братоубийственной войне, она подверглась жестким санкциям со стороны Запада.

 

Конечно, Кремль все еще сохраняет хорошую мину при плохой игре, показушно и чересчур наигранно делая вид, что эти санкции ему нипочем. Но все понимают, что все это только бравада.

 

В сложившейся новой ситуации Казахстану как стране, которая заинтересована в взаимовыгодных экономических отношениях с другими странами, не входящими в ЕАЭС (в первую очередь с развитыми экономиками Запада), нужно пересмотреть свое место и роль в ЕАЭС.

 

Появились новые вызовы и условия, по моему мнению, Казахстану надо на них адекватно отвечать. Одним из пунктов такой политики должна стать самостоятельность в определении валюты во взаимоотношениях как со странами - членами ЕАЭС, так и с другими странами.

 

Российский рубль слабеет день ото дня. И в такой ситуации казахстанский бизнес не должен стать заложником такой нездоровой тенденции и должен сам определять, с кем и в какой валюте вести свой бизнес. А правительство обязано в подобной ситуации поддержать такое стремление отечественного бизнеса!

 

Канат Нуров, президент научно-образовательного фонда  «АСПАНДАУ»

 

О несогласованности

 

Я думаю, что на самом деле таким неуклюжим образом происходит приглашение именно к согласованию. Без согласия Казахстана и других членов ЕАЭС предложение Александра Мурычева нереализуемо.

 

Об интересах

 

Казахстану выгодна  та политика, которой он сейчас и придерживается, а лоббировать свои интересы можно, только реализуя общие интересы евразийского региона, то есть всех стран - членов ЕАЭС.

 

Об интеграционных процессах

 

С 1 января 2015 года на пространстве Таможенного союза начинает действовать договор о Евразийском экономическом союзе – ЕАЭС. Безграничные положительные перспективы этого, транслируемые правительством через собственные СМИ, сегодня идут в разрез с критикой со стороны общественности. С одной стороны, новые рабочие места, свобода передвижения, выход казахстанских товаров на новые рынки и развитие внутреннего рынка РК, а также возможность получать высшее образование в странах - участницах ЕАЭС. Но, с другой стороны, без ответа остаются многие вопросы, наиболее важными из которых являются:

 

1. Каковы объективные экономические результаты участия РК в ТС? Они пока нерадужные, нужно многое еще проработать, чтобы Единое экономическое пространство заработало с выгодой для всех. Но экономические краткосрочные издержки налаживания этого процесса с лихвой перекрываются общими геополитическими преференциями евразийской интеграции, в частности, противовоздушной обороной и иными мерами ОДКБ.

 

2. Что экономически важнее для суверенитета РК: евразийская или глобальная интеграция? Это разные уровни одного и того же процесса, если интеграция реально осуществляется в общих интересах, а не в особых, частно-групповых. А если это так, то региональная евразийская интеграция в принципе не может противоречить глобальному и  евроатлантическому сотрудничеству. 

 

3. ЕАЭС - это действительно экономическая интеграция, а не геополитический союз? Конечно же, это еще одна форма геополитического союза, в частности, его экономическая форма. Военная уже есть в виде ОДКБ. Кто этого не понимает, тот совершает большую стратегическую ошибку, неважно, за ЕАЭС он или против.

 

4. Готова ли Россия выполнять свои обязательства по договору ЕАЭС в сегодняшних условиях «санкционной войны»? Готова, так как это   ее геополитическая миссия. Поэтому она идет на признание механизма согласования внутри ЕАЭС, хоть и не признает белорусского принципа «одна страна – один голос». Кроме того, логически эти вопросы не пересекаются: ЕАЭС существует для внутреннего товарооборота, а санкции ЕС и ответные санкции РФ касаются внешнего. И если Беларусь занимается контрабандой на территорию РФ европейских товаров, то это проблема не правил ЕАЭС, а лично президента Беларуси.

 

5. Готовы ли общество, бизнес и предприниматели Казахстана к конкуренции в новых условиях ЕАЭС? Думаю, что нет, не готовы, но мы же не можем вечно готовиться к ЕАЭС и ВТО. Надо вступать и при этом отстаивать свои и общие интересы при вступлении и утверждении правил этих организаций для нас.

 

6. Каковы будут цены на товары и экономические перспективы тенге в этой новой реальности? Это будет зависеть от рыночной конъюнктуры спроса и предложения по каждой отрасли.

 

7. Не наступит ли ЕАЭС на грабли ЕС? Вряд ли, так как ЕАЭС направлен на интересы всего региона и согласование всех вопросов между его участниками, а ЕС сильно бюрократизирован и «заточен» под интересы центра Европы, прежде всего Германии, от чего начинает страдать и сама Германия, становясь донором для неразвитой периферии.

 

Расул Жумалы, политолог

 

Я думаю, что  заявление Александра Мурычева и есть продолжение выбранной Россией политики в рамках данной интеграции.  Наши отечественные эксперты, в том числе  политологи, уже не раз говорили   о том, что для России как ТС, так и ЕАЭС являются политическим проектом. Причем не только по сколачиванию пророссийского блока, а по реанимации Советского Союза при ведущей роли Москвы. После общественной критики, прозвучавшей весной этого года в адрес  такого подхода к интеграции, при подписании  договора о ЕАЭС оттуда были исключены почти все политические моменты. Однако сегодня мы  наблюдаем, что  Москва продолжает гнуть прежнюю линию, тем самым принуждая другие страны-участницы  делить с ней экономические риски.  

 

В свою очередь наши отдельные политики и парламентарии, несмотря на указания  нашего президента в политику пока не лезть, соглашаются даже с идеей создания единого парламента,  единой валюты и единого информационного пространства.  Мне кажется, Казахстану вообще в ближайшей перспективе вести речь о какой-то интеграции с кем бы то ни было не стоит. Особенно когда речь идет о государствах  больше нас по масштабам и потенциалу.   Если говорить о далекой перспективе, то, на мой взгляд, больше внимания лучше уделять   центральноазиатским партнерам. Однако это не значит, что мы должны отказаться от сотрудничества с другими странами. Сотрудничать можно и с Россией, и с Китаем, главное, чтобы это было на взаимовыгодных условиях.

 

Айдос Сарым, политолог

 

О союзе

 

Иллюзорная и нерациональная политика вокруг ЕАЭС создает гонку,  на мой взгляд, неадекватных инициатив. Когда Сергей Нарышкин говорит о едином парламенте в рамках ЕАЭС, другие чиновники начинают продвигать идею о  единой валюте и т. д., даже не задумываясь, что за этим стоит. На сегодняшний день, когда ЕАЭС еще даже не начал работать,  Россия вводит различные запреты на разные товары. Это, на мой взгляд, говорит о том, что  РФ несерьезно относится  к подписанным документам. В связи с этим, мне кажется, спустя какое-то время ТС и ЕАЭС постигнет участь других постсоветских интеграционных проектов. Этому поможет ухудшение экономической ситуации в России, дальнейшее усиление западных санкций и т. д. Поэтому Казахстану сегодня нужно готовиться к тому, чтобы иметь возможность денонсировать  имеющиеся соглашения. Зачем нам союз, в котором мы на последних позициях? Ничего хорошего он Казахстану не дает и не даст. Результаты уже есть - товарооборот между Казахстаном и странами ТС, который должен был расти, сейчас, наоборот, падает. Наши автомобилестроители, которые выступали одними из главных лоббистов этого союза и думали, что они будут торговать своими машинами, тоже в проигрыше. За десять месяцев этого года Казахстан продал в Россию одну машину, зато наш северный сосед продал  Казахстану 190 тыс. машин.   Возникает вопрос: зачем Казахстану субсидировать российский автопром?

 

О качестве переговоров

 

Нужно признать, что качество наших переговоров в рамках ЕАЭС, как отмечают чиновники и даже сами переговорщики, не должного уровня. В Казахстане  не привыкли считаться с отраслевыми организациями, лоббистскими группами, научными институтами, аналитическими центрами. И в связи с этим, я думаю, что несогласованность действий между странами в ЕАЭС с каждым годом будет только расти.

 

Сейчас Казахстан является участником одной более или менее понятной организации – это Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), где ни у кого нет контрольного пакета, так как участие здесь большого Китая сдерживает амбиции России. И хотя эта организация пока не решает каких-то больших вопросов, зато  она никому не вредит.  

 

Екатерина Корабаева, Рабига Абдикеримова

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №42 (519) от 5 декабря 2014

PDF, 3.29 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме