Блоги

Бахт Ниязов: мы создаем производство со смыслом

Shoes Republic как ставка на талантливых и пассионарных людей. В этом уникальность фабрики.
Олег Хе
Автор блога и иллюстрации

подписаться на канал Яндекс Дзен
Беседа с основателем Falconry private equity fund тоже оказалась уникальной: без заранее оговоренной темы, предварительно высланных вопросов. Возможно потому что, разговор как река сам определял свое русло.

Бахт, я помню, как давно Казахстан пытается поднять легкую промышленность. Почему вы думаете, что у вас получится?

В Казахстане в год выпускается только 50 000 пар обуви, а потребляется 30 млн. При грамотном подходе к продукту, производство может расти в геометрической прогрессии. И мы плавно подходим к идее – в Казахстане может быть качественная легкая промышленность. Интересно, что в России местные производители смогли вытолкнуть с рынка турецких производителей, воспользовавшись санкциями. Подвинули китайских. Сейчас российские промышленники активно раскручивают собственные бренд. Меняется восприятие потребителей, сломлена парадигма, что хорошая обувь обязательно должна быть импортной. Помните, в советское время мы говорили друг другу: «Купи, пожалуйста, импортные сапоги!». Вот с этой парадигмой мы зачастую продолжаем жить. Купить казахстанскую обувь – это экзотика! Купить казахстанские джинсы – это суперэкзотика! Все потому, что мы привыкли жаловаться на макроэкономику, кризис, курс валюты, отсутствие кредитных ресурсов и прочее. Но при всем этом забрать нишу на внутреннем рынке гораздо легче, чем конкурировать в странах, где все уже поделено. И это классная возможность! При том, что таких ниш не так много осталось, легкая промышленность – одна из них.
Ниш, мне кажется, много. У нас, куда ни глянь, – везде импорт.

Есть сферы, например, высокие технологии. Мы ведь не можем выпускать компьютеры или гаджеты, поскольку у нас нет такого класса инженеров. Создать класс специалистов для легкой промышленности куда легче. И мотивировать на это людей значительно проще, чем в таких наукоемких отраслях, как IT.

Мне кажется, в легкой промышленности тоже должна быть культура, среда, школы, знания, которые передаются из поколения в поколения. Не быстрый процесс.

Да, это опять же вызов – формировать собственную индустрию. Надо смотреть на страны с переизбытком квалифицированных кадров. У «Атамекена» есть программа, в рамках которой палата предпринимателей оплачивает привлечение иностранных специалистов с уникальными компетенциями. Например, мы приглашали из Турции дизайнера обуви – современного человека, который работает на мировые бренды. Он приехал и привнес креатив в наши ряды, расширил наше представление о возможностях. Я понял, что на базе местного креативного сообщества создать трех-четырех классных дизайнеров обуви – вполне посильная задача. В Казахстане же много талантливых, пассионарных людей. И мы готовы сотрудничать, например, с Италией – сейчас это стало легче. Специалистам даже не нужно приезжать, чтобы участвовать в наших процессах. Глобальные технологии помогают быстро и качественно выстраивать коммуникации со всем миром.

Как считаете, почему раньше не звучали отечественные бренды обуви? Почему эта индустрия не процветала?

В Казахстане существовали другие способы заработка, более легкие. Мы до сих пор в представлении мира являемся сырьевой страной. Тогда как есть хороший потенциал у мануфактур, заточенных на ручной труд, творческий подход. Опять же – если будет хороший бренд, если мы направим внимание аудитории на себя.
У Shoes Republic, насколько знаю, есть планы по запуску линий женской и детской обуви.

Так получилось, что создатели компании, Даурен и Айдын, начинали с мужской обуви. И немножко пробовали себя в женской. Так что направленность такая есть. Нишу детской обуви считаю самой перспективной. Есть логика в том, почему начали с мужской продукции – там легче адаптировать новые технологии: если в этом сегменте мы закрепим за собой репутацию безупречного стиля, то для начала производства женской и детской обуви достаточно заменить несколько звеньев технологической цепи.

Выход на внешние рынки как перспектива рассматривается?

Да, такая возможность есть. Тем более, что торговля перетекает в интернет. А там границ нет – если товар качественный, цена сопоставимая, то покупатель сам найдет способ заказать. Продукцией Shoes Republic уже интересовались в России. Мы со своей стороны работаем над более качественным интернет-магазином, чтобы в итоге не видеть разницы между клиентом из Омска или Усть-Каменогорска.

Будет ли повышаться казахстанское содержание в обуви?

Пока все сырье импортное. Где может появиться замещение, и мы делаем там первые шаги – это производство кожи. Но массовое производство кожи для обуви появится тогда, когда таких производителей, как мы, будет хотя бы 10. Такая ситуация, безусловно, произойдет. Есть уже люди, которые тоже делают обувь, им нужно только нарастить качественный и технологический уровень. Но они стремятся, рано или поздно поднимутся на другую ступеньку развития. Подошвы – тоже вопрос времени. Нужно начинать с импортными составляющими. Хотя бы для того, чтобы рынок появился. Как только появляется рынок, начинают появляться производства – составляющие кластера.

Мне кажется, у вас сложные задачи по построению отрасли. Многие в легкой промышленности этим не заморачиваются, делают эскизы, отшивают в Китае, продают как отечественный бренд.

Наше отличие в том, что Shoes Republic – это производство со смыслом. Да, если задача стоит только в том, чтобы быстро заработать и для этого можно спекулировать на бренде, то стоит идти по тому пути, о котором вы говорите. Мы же нацеливаемся на создание уникального продукта и ценности, чтобы наша работа не носила условный характер. Можно просто заработать денег, а можно – создать прецедент и сформировать новый рынок. Вот нам ближе второе. Понятно, что долгосрочно бизнес должен ориентироваться на прибыль, но его устойчивость – в пассионарности. Нужно, чтобы классная фабрика была именно здесь, и чтобы она создавала вокруг себя экосистему. Через такие проекты, генерирующие новые экосистемы, будет меняться вся страна. Для Айдына и Даурена вот это было важнее, поэтому мы нашли точки соприкосновения: прагматичные инвесторы и одаренные творцы.
В чем сильные преимущества продукции Shoes Republic от импортных аналогов?

В сегменте от 18 000 до 24 000 тенге за пару очень много продукции с ненатуральными материалами. Но надо понимать, что культура людей выбирать для себя качественную обувь за один день не формируется. Вот как рекламировать качественное образование? Ребенок через несколько лет после окончания вуза должен реализовывать себя на любимом поприще, чтобы и он, и его родители поняли, как образование помогло ему в будущем добиться успеха. Так и здесь. Shoes Republic – это авторская обувь. Для кого-то она может показаться простоватой и неказистой, не соответствующей стандартным представлениям. Но это качественный продукт, кожаный, с хорошей подошвой и проклейкой. Сделанный с любовью. Именно это должны ощущать люди. Самое главное – переломить стереотип, чтобы люди начали думать: сделанное в Казахстане может быть отличного качества.

Но это же не на все распространяется.

Конечно, не на все. Но должны быть вещи, которыми Казахстан гордится. Например, мы же гордимся своими яблоками сорта «Апорт». То же самое может быть и с обувью. На вопрос, есть ли в Казахстане классный местный производитель обуви, ответ должен быть: «Да, есть - Shoes Republic». Конечно, кто-то готов подстраиваться под рынок, ловить модный тренд, быстро штамповать продукцию в Китае и продавать здесь. Но у нас другая концепция: мы понимаем, что есть, например, iPhone, у которого есть поклонники, стремящиеся покупать каждую его новинку. У такого бренда есть сильная основа. Вот нам ближе такая идеология. Поэтому мы начали с создания специалистов в этой сфере, с построения экосистемы. Возможно, со временем мы придем к тому, что будем изготавливать нашу обувь в Италии, Китае или где-нибудь еще. Но – для внешних рынков. Для внутреннего рынка все равно выгоднее производить в Казахстане. Здесь вопрос самоорганизации. Не нужно никогда упрощать восприятие жизни и идти по пути стереотипа, что легче завезти готовое и продать. Мы часто делаем упрощенные выводы, создаем нарративы, которые потом нам же мешают увидеть весь спектр возможностей. Упрощать легче. Сказать, например: «В Казахстане все плохо», «Тенге – слабая валюта» и т.д. Такая у нас физиология, она против того, чтобы мы напрягали свой мозг, затрачивали свою энергию, потому что потеря энергии – это угроза жизни. Наша природа изначально так устроена, но сейчас мы должны понимать, что мы не в каменном веке, и такие угрозы потеряли актуальность, а вот нашему дальнейшему развитию такое упрощение сильно мешает. Когда мы усложняем, то начинаем видеть другие факторы, влияющие на ситуацию, разные варианты развития событий. Тогда появляется более адекватная картина мира.

Вы говорите, что мозг привыкает работать со сложностями. Обувная фабрика – тоже сложная история?

По-своему, да. Там много факторов, которые влияют на результат проекта. Здесь важно слушать аудиторию, понимать потребителя. Зачастую это может быть некомфортно, мнения людей могут разрушать ваш нарратив, а это зачастую неприятно. Например, есть стереотип, что в легкой промышленности нужно следовать моде. Но мы изучили рынок и поняли, что только 5% казахстанцев следует трендам. Для остальных 95% важно, чтобы продукт был качественный и недорогой. На рынке важно попасть в яблочко, но бывает, что это яблочко – не то, что ты думаешь. Это сложно для большинства – нападать на свои представления о мире и свое место в нем. Организм воспринимает это как атаку на жизнь человека. Когда начинаешь разрушать парадигму человека, то для него это факт насилия. Например, сказать ему: зачем ты завозишь из Китая якобы брендовые вещи, на самом деле, ты обесцениваешь эти бренды, тогда как мог это же время и силы потратить на создание чего-то ценного. Например, собственного бренда.

Спасибо, Бахт, за интересную беседу!
Оцените наш материал
Поделитесь с друзьями
Читайте также:
Made on
Tilda