бизнес

Готовы ли мы к очередному витку мирового кризиса?

Заместитель премьер-министра Ерболат Досаев рассказал бизнес-сообществу о приоритетах правительства в вопросе экономического развития, выступив на
Kazakhstan Growth Forum – 2018.
О приоритетах правительства

Все понимают, что мы живем в непростое время, и бизнес в первую очередь это ощущает на себе. Структура вызовов меняется очень быстро и драматично. Этому способствуют как внешние факторы, которые значительно влияют на экономическое развитие нашей страны, так и ряд наших внутренних проблем, которые не менее важны, чем повышение ставки Федерального резервного банка.

На фоне возросшего протекционизма, расширения географии торговых войн и завершения либерализации мировой экономики, по оценкам экспертов – кто-то говорит, что в ближайшее время, кто-то, что через два года – мы ожидаем новый виток кризиса. Это при том, что многие страны, включая Казахстан, еще не оправились после кризисных последствий 2014 года.

Каждая страна пытается найти свои пути решения накопленных проблем. Для нас основные документы сегодня – «Стратегия 2050» и «План 100 конкретных шагов», включающий в себя ряд структурных институциональных реформ.

К нашей работе относятся по-разному, но я считаю, что многое было сделано. Там, где мы уступили в качестве, нам предстоит работа над ошибками. Помимо этого есть прямые разрывы между реформами, которые мы делаем, и тем как развивается сама экономика.
Мы постарались сделать дух нового кодекса максимально рыночным и адекватным времени. Однако сегодня мы продолжаем сталкиваться с вопросами администрирования.
В 2009 году был принят предыдущий Налоговый кодекс, в котором было предусмотрено значительное снижение налоговой нагрузки на бизнес. Это должно было улучшить самочувствие бизнеса, который должен был стать в состоянии больше платить государству, а оно реализовывать множество инфраструктурных и социальных проектов. Но после принятия этого варианта кодекса мы вошли в новый виток кризиса, из-за чего не получили ожидаемый экономический эффект.

Позже по поручению президента мы разработали новый Налоговый кодекс, который сегодня является неким гибридом. В нем есть как старые, так и новые нормы, которые были приняты с учетом мнения бизнеса. Совместно с НПП «Атамекен» нами была проделана большая работа. Мы постарались сделать дух нового кодекса максимально рыночным и адекватным времени. Однако сегодня мы продолжаем сталкиваться с вопросами администрирования. Поэтому мы возлагаем надежды на программу «Цифровой Казахстан», в рамках которой у нас есть большие амбиции, связанные с тем, чтобы до конца 2020 года состоялось полноценное администрирование налогов и таможенных платежей. С учетом прихода нового министра финансов, у которого есть свои повестка и видение в части усиления уже предпринятых нами мер, этот процесс, возможно, будет ускорен.

Мы не обещаем, что все сразу произойдет, но в наши планы входит до конца 2020 года завершить 80-90% вопросов, связанных с цифровизацией администрирования
Сегодня состояние МСБ определяется его долговой нагрузкой. Поэтому те меры, которые принимаются правительством, (субсидирование ставок, поддержка инфраструктурных проектов через «Дорожную карту бизнеса» и другие программы) будут продолжаться. В связи с этим, мы надеемся, что в следующем году объем этой поддержки будет увеличен.
Что касается бюджетной политики, сегодня в нашем бюджете 44% занимают социальные расходы. К 2021 году они достигнут 48%. При этом инвестиционная часть выплат должна снизиться с 14% до 12%. То есть той части инвестиций, которая раньше приходила за счет бюджета исключительно на развитие инфраструктуры, в нынешних условиях – недостаточно. Поэтому мы очень ждем, что в рамках оздоровления финансовый сектор вернет свою роль главного донора экономики.

Понятно, что это не может произойти в один день. Но благодаря шагам, принятым и сделанным за последние 2,5 года, мы ожидаем, что с 2019 года кредитная активность резко вырастет. То есть с учетом оздоровления банковских институтов, мы ожидаем, что сам частный сектор определится со своим направлением работ. Мы не стараемся сегодня со стороны государства навязать бизнесу, что ему делать, так как он лучше знает. Но мы можем показать векторы и сказать, что нам эти направления были бы интересны.

В рамках индустриальной и аграрной политики мы меняем подходы по поддержке экономики. Мы выходим на адресный формат. Для тех, кто будет подпадать под общую волну, мы будем создавать своеобразную экосистему. А все остальные будут поддержаны косвенными мерами. То есть мы будем вынужденно проводить ранжирование.

Вопросы развития МСБ всегда были в приоритете как у правительства, так и у нашего президента, но достижение цели 50%-ой доли МСБ в ВВП происходит по разному. Сегодня состояние МСБ определяется его долговой нагрузкой. Поэтому те меры, которые принимаются правительством, (субсидирование ставок, поддержка инфраструктурных проектов через «Дорожную карту бизнеса» и другие программы) будут продолжаться. В связи с этим, мы надеемся, что в следующем году объем этой поддержки будет увеличен.

С проектом бюджета мы уже находимся в парламенте. Но открытым остается вопрос стоимости денег. Поэтому сейчас мы активно работаем с НБРК, Ассоциацией финансистов Казахстана и НПП РК «Атамекен» для создания сбалансированной программы, чтобы разделить зоны ответственности. Где отвечает правительство, где НБРК, где сам частный сектор. Это будет справедливо.

К сожалению, сегодня мы видим сужение бизнес поля. И связано это с тем, что 70% бизнеса ориентированы на государственные закупки и закупки квазигосударственного сектора. В связи с чем, у наших компаний нет естественного стимула выходить на IPO. Поэтому перспектива для казахстанского бизнеса – стать номадами и выйти за пределы Казахстана.

У нас было много программ импортозамещения и мы продолжаем эту работу, но цена плюс качество остаются основными критериями для потребителей. Если мы не конкурентоспособны, то через какое-то время вынуждены констатировать, что те или иные предприятия не состоялись, либо просто обанкротились. К чему я подвожу? Меры продвижения и поддержки экспорта значительно изменятся. Соответствующие законодательные изменения мы подготовили. Надеемся, что парламент поддержит нас до конца года. Но здесь опять возникает вопрос - кого поддерживать. Эта работа только начата и надеюсь, что до конца этого года мы поймем, что необходимо предпринять с нашей стороны. Так же мы бы хотели услышать сигналы со стороны бизнеса. Куда они готовы сегодня пойти.
Создание сервисной экономики без развития человеческого капитала сегодня не возможно. Мы много говорим об инновациях, но все это делают люди. Поэтому в этом направлении особый приоритет будет отдаваться образованию.
Драйверы следующего года

Обрабатывающая отрасль остается драйвером ростом.

При этом мы надеемся, что с учетом шагов, направленных на оздоровление аграрного сектора, произойдут положительные изменения в АПК (агропромышленный комплекс). Сейчас 70% агропортефля страны находятся в валюте. После значительных корректировок курса тенге, мы видим, что предприятия находятся в тяжелом финансовом состоянии с точки зрения обслуживания валютных денег. Поэтому здесь в рамках госпрограммы мы необходимые шаги предпринимаем. А с началом 2019 года займемся еще активнее.

Вопросы, связанные с транспортно-логистической сферой, также остаются в приоритете. Мы транзитная страна с неплохими показателями, но этого недостаточно. По госпрограмме «Нурлы жол» создание портовой и дорожной инфраструктуры завершается к 2020 году.

Мы сейчас посмотрели последние показатели транзита через наши дороги – железнодорожные контейнерные перевозки идут, как положено, а трафик по автомобильным дорогам пока остается на низком уровне. Поэтому мы готовы садиться и обсуждать, что необходимо сделать, чтобы улучшить ситуацию.

Создание сервисной экономики без развития человеческого капитала сегодня невозможно. Мы много говорим об инновациях, но все это делают люди. Поэтому в этом направлении особый приоритет будет отдаваться образованию.

В здравоохранении первые шаги тоже сделаны. Ожидается, что со следующего года мы начнем в пилотном режиме внедрение обязательного социального медстрахования. А с 1 января 2020 года, мы полностью перейдем на эту систему. Я считаю, что новые финансовые вливания в систему здравоохранения помогут ее оживить. Это должно стать хорошим сигналом для частных инвесторов о привлекательности данной сферы.

Что касается ГЧП, к которому частный сектор относится с большим скептицизмом – часть барьеров мы сняли. НБРК наконец-то признает контракты ГЧП твердым залогом. В связи этим надеемся, что банкиры последуют примеру регулятора.
Екатерина Корабаева
Автор материала
Оцените наш материал
Поделитесь с друзьями
Читайте также:
Made on
Tilda