ВЯЧЕСЛАВ ПОПОВ

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ
На рынке происходит разворот в сторону сервиса и брендов. Развитию финансового рынка, на мой взгляд, также могут способствовать: экспортные технологии, открытость инновациям, возврат доверия к местной валюте.

Если говорить о секторах, где есть потенциал для роста, то это однозначно страхование, но имеющиеся продукты важно переупаковать. Нужно показывать больше реальных кейсов в формате было - стало. Сюда же можно отнести и финтех, но регулируемый, особенно в области онлайн микрокредитов. Инвестиции тоже растут и будут расти, но не хватает продуктов с чеком инвестиций до $1000 на портфель, например, мусорных акций.

Также важно отметить низкую финансовую грамотность у населения, даже в городах. В свою очередь для развития бизнеса не хватает долгих денег. Большая кредитная нагрузка и огромное залоговое ограничение в виде имущества, в случае кредитования также являются помехой.

Что касается спроса на финансовые услуги, то на мой взгляд, расти будут МСБ и розница, а также
безналичные платежи, разные кешбэк-сервисы и сервисы быстрой оплаты при помощи QR, телефона,
карты и т.д. Такие технологии быстрее проникают как в МСБ, так и в нашу повседневную жизнь.

БОТА ЖУМАНОВА

ОСНОВАТЕЛЬ ТЕМАТИЧЕСКОЙ ПЛАТФОРМЫ ENPI.KZ
В финансовом секторе мне кажется происходит депрессия, что связано с неясным регулированием сектора. Очевидно, что небольшие банки испытывают кредит доверия со стороны клиентов, менеджмент не понимает, стоит ли вообще разрабатывать среднесрочные стратегии развития, потому что, возможно, их банк и его существование стоит под вопросом и конец будет в
следующем году. Это, конечно, добавляет нервозности и нестабильности в банковский сектор.

Все понимают, что сектор стремится к монополии и, к сожалению, монополия – это единственные условия, в которых комфортно работать локальным акционерам. Работать в конкуренции значит становится эффективнее, быть полезнее клиенту, зарабатывать меньше. Локальный стиль бизнеса думает по-другому: лучше убрать конкуренцию. Не вижу, что финансовый рынок развивается и это самое печальное явление с 2008 года, за 10 лет выделились только несколько интересных игроков, способных радовать, остальные просто копируют. При этом развитию отечественного рынка могут способствовать сделки и деньги.

Финансовый сектор развивается, если вливается больше денег. Растет все: во что, есть вера и надежда на развитие. На мой взгляд, таким большим прорывным проектом стало появление МФЦА вопреки критике и противодействию традиционного финансового сектора.

Все наше общество, несмотря на желание изменений и реформ, настроено оппортунистически, на самом деле мы не любим никаких перемен и стараемся сохранить статус-кво, даже если он
негативный.

Если МФЦА привлечет в экономику страны $40 млрд инвестиций, то наша экономика и страна, даже с учетом ее коррумпированности, получит еще немного времени и отсрочку от экономического и
финансового фейла. Если раньше всего 3-4 крупных банка привлекали в Казахстан деньги и могли их осваивать, то сейчас это делать некому. А если в комнате не хватает кислорода, то страдать начнут все.

ТУЛЕГЕН АСКАРОВ

ФИНАНСОВЫЙ ЖУРНАЛИСТ
Перемены идут довольно быстро и можно констатировать, что по ряду параметров весьма неожиданно даже для самих участников рынка и искушенных экспертов. В качестве примера сошлюсь на сход с рынка ряда банков второго уровня, в которых акционерами были известные в стране бизнесмены (Казкоммерцбанк, Эксимбанк Казахстана, Qazaq Banki, Банк Астаны) и спасенный в последний момент Bank RBK. Идет активная зачистка страхового сектора, изменилась инвестиционная стратегия в накопительной пенсионной системе. Главным содержанием последних
перемен выступает растущая концентрация финансового рынка.

Вполне очевидно, что быстрым изменениям банковского и страхового секторов в сторону концентрации рынка способствует предстоящее завершение переходного периода с момента
вступления РК в ВТО, который завершится в 2020 году. Тогда на внутренний рынок смогут выходить
иностранные банки через свои филиалы без необходимости создавать здесь «дочку»-резидента РК, а также свободно смогут работать и иностранные страховщики. Другой важный фактор – развитие финансовой интеграции в Евразийском экономическом союзе. Дальнейшее открытие внутреннего
финансового рынка будет способствовать усилению конкуренции на нем.

Потенциал для качественного роста есть во всех сегментах финансового рынка, включая и накопительную пенсионную систему, где установлена государственная монополия. Наиболее перспективны в данный момент страховой сектор (к примеру, его лидер – «Евразия» - недавно
создала компанию по страхованию жизни, а владелец российского холдинга «Фридом
Финанс» Тимур Турлов приобрел КСЖ «Азия-Life»), инвестиционный сектор (в связи с началом работы биржи МФЦА и вхождением Московской биржи в капитал KASE) и финтех.

АННА ШЕЛЕПОВА

ПРЕЗИДЕНТ SPORT CONCEPT
На мой взгляд, продукты для физлиц становятся более технологичными, эффективными. И в тоже время все мы видим, что происходит слияние банков, поглощение, банкротство отдельных банков, распространение слухов, отсутствие внятной достоверной информации, нестабильные рейтинги – показатели, которые не могут радовать меня как клиента в вопросе выбора банка.
РАУШАН РАЙСХАНОВА
ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР «ECGA»
Идем в пике. Политика обороны незначительна. Рынок как таковой отсутствует. Чтобы начать менять ситуацию необходимо:
- урегулировать краудсорсинг и блокчейн,
- активизировать исламский банкинг и страхование,
- дать возможность KASE выполнять роль всех банков за меньшую стоимость.

Если рассматривать секторы с потенциалом роста, то в первую очередь это финтех, страхование и
инвестиционный сектор. Банковский сектор, к сожалению, в том виде, что мы можем наблюдать сейчас, таким потенциалом не обладает.

Наибольшие проблемы финансового рынка, на мой взгляд, связаны с мошенничеством. Затем, из тех
вариантов, что предложила редакция, идут слабые продукты (их скудность, негибкость, ограниченность выбора), дороговизна услуг, плохой сервис и ограниченные кредитные ресурсы.

Исходя из этого, на мой взгляд, в сегменте розницы нужны другие, более легкие продукты и, пожалуй,
бизнес-модель партнерства, а не голого займа денег (и так дорогих). Иначе розница уйдет за пределы
страны, ведь в мире много классных инструментов.

Что касается сегмента МСБ, то там спрос требует дифференциации (необходимо считать каждую
копейку, облегчать бремя предпринимателям). Кроме того, важно предоставлять бизнесу качественные консультации.
АНАТОЛИЙ ОЖЕРЕДОВ
ДИРЕКТОР ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА ЦЕНТРА «ЯСНЫЕ РЕШЕНИЯ В ЦА»
Считаю, что продолжатся: банкротства и сокращение количества банков за счет слияний и поглощений, уход с финансового рынка иностранных игроков (кроме РФ и КНР), девальвационные и связанные с этим инфляционные ожидания, несмотря на то, что в течение 2018 года инфляция находилась в заданном коридоре НБРК.

При этом, структура депозитов продолжает оказывать влияние на рост девальвационных ожиданий, потому что все еще большую долю (42%) занимают валютные депозиты (с минимальной годовой ставкой в 1,2 %). Несмотря на то, что в течение 2018 года количество просроченных кредитов
незначительно сократилось (на 2-3%), ситуация остается сложной. Банки сокращают объем токсичных активов, передавая их своим "дочкам" или просто пролонгируют договоры.

В 2018 в финсистеме Казахстана начали действовать стандарты МСФО - 9, которые помогут увидеть реальную картину финрезультатов в банковской системе РК к концу года. У БВУ сейчас скопилось нот НБРК на 4 трлн тенге и это демотивирует банки - реальная экономика кредитуется слабо, создаются резервы под кредиты и кредиты становятся токсичными. Рынки волатильны и непредсказуемы по большому счету. Остается гадать, какими будут инфляционные и девальвационные ожидания. Не исключаются и внезапно возникнувшие глобальные потрясения, падение рынков и кризис слабых экономик, включая финсистемы стран, ведь теорию цикличности кризисов никто пока не отменял.

Начало 2019 года, возможно, будет очень тяжелым для финсектора Казахстана. На мой взгляд, еще нам необходимо иметь эффективные прогнозные инструменты и только время все покажет...

На мой взгляд, для развития рынка необходимо внешнее фондирование, как в прошлые предкризисные годы (10-11 лет назад), привлекательный инвестклимат, релевантное законодательство, превосходный сервис при предоставлении финуслуг, инновационные финиструменты и еще 100 500 факторов.
ТАТЬЯНА БАТИЩЕВА
ФИНАНСОВЫЙ ЖУРНАЛИСТ
Рынок стал гораздо оперативней реагировать на запросы потребителей и на новые технологии. Это исключительно инициатива самих участников рынка. Господдержка – усыхающий драйвер, хотя
до сих пор действенный – если брать во внимание различные госпрограммы: начиная от поддержки банков до народного IPO. Однако такие программы дают только импульс, который поддерживать должен сам бизнес.

Главные задачи гос поддержки - снижать налоговое бремя, делать адекватное регулирование, формировать прозрачные правила игры. И все. Все остальное – дело рук и желаний самих
владельцев финансовых компаний.

Кроме того, нужен более высокий уровень саморегулирования, чтобы регулятор поделился с рынком частью своих регуляторных полномочий. Сейчас этого нет. Финансовым ассоциациям отведена роль
дискуссионных площадок, это замечательно, но этого недостаточно для зрелости рынка.

Также, надо снижать долю госсектора в экономике. Говорят об этом давно. Наибольший потенциал роста сейчас в секторе по страхованию жизни – это видно по быстрому росту активов КСЖ, которые
уже конкурируют по величине с компаниями по общему страхованию. Однако, объем рынка страхования жизни более узок, чем, например, банковский, который может предлагать больший набор продуктов.

Банки также имеют хорошие шансы на рост, если будут активней применять финтех технологии – на них сейчас огромный спрос со стороны молодых клиентов. Здесь у банков, на мой взгляд, преимущества перед финтех-компаниями. У банков есть деньги и они просто скупят бизнес шустрых финтех-игроков, если не будут успевать с ними конкурировать.

Однако банкам надо привести в порядок кредитные портфели, которые мешают им идти вперед.

Финтех-игроки (онлайн-кредитование) страдают от нехватки финансирования и много сил и средств тратят на фондирование. У них закончился эффект низкой базы, а новых стимулов для роста нет, наоборот, Нацбанк усилил регулирование.

Инвестиционный бизнес – наиболее консервативен в будущем росте, так как сильно зависит от экономической ситуации в стране и от ожиданий бизнеса и обеспеченных граждан по тому, что будет происходить в ближайшее время.
Олег Хе
Автор материала
Екатерина Корабаева
Автор материала
Оцените наш материал
Поделитесь с друзьями
Читайте также:
Made on
Tilda