Думай иначе

Чему мы можем научиться у красного дракона?

История успеха казахстанца в Китае и на Родине.
Жизнь за границей накладывает отпечаток на человека, его становление и характер.
Тилектес Адамбеков восемь лет провел в Китае, окончил один из лучших китайских вузов, заработал там первые деньги, открыл собственную компанию, получил опыт работы в местной организации и с багажом знаний вернулся в Казахстан. О том, как лучше налаживать деловые связи с Китаем, а также как приобретенные в Поднебесной навыки помогают Тилектесу в должности управляющего директора по инвестициям АО «Астана Innovation», он рассказал в интервью «&».
В 2007 году Тилектес с младшим братом поехали в Китай. На выбор страны повлиял просмотр фильмов с участием Джеки Чана и Брюса Ли. Молодым людям была интересна культура Поднебесной, а также почему на всех игрушках в то время было написано Made in China.

«Для меня Китай был загадочной страной, где все — мастера боевых искусств и каждый третий владеет кун-фу, — рассказывает Тилектес. — К нам в школу приехали представили компании, занимающейся отправкой учащихся в Китай. Мы с братом загорелись этой идеей. Родители сначала были против отправлять в чужую страну сразу двух сыновей, но наши аргументы взяли верх. К тому же отец всегда говорил: учите китайский, вы еще не понимаете, каким большим плюсом он будет в будущем».

Братья отправились в город Сиянь, где два года учили язык. «В китайском языке используют иероглифы, а у меня с детства было плохо с рисованием. Первое время я сомневался — правильный ли выбор сделал. Брату все давалось легче, он мечтал учиться в Китае. После первого года обучения я поехал в Штаты по программе Work and Travel, чтобы сравнить Запад и Восток. Когда я приехал в Америку, желание изучать китайский язык у меня увеличилась в разы. Знание нового языка мне сильно помогало, куда бы я ни устраивался на работу, моим конкурентным преимуществом было то, что кроме английского я знал китайский и русский». По прошествии шести месяцев работы в США Тилектес вернулся в Китай. После двух лет обучения в Сиане братья подали документы на участие в программе «Болашак». То, что они уже учились в Китае и владели китайским языком, было для них плюсом и способствовало получению стипендии.

Так исполнилась их мечта учиться в топовом вузе Поднебесной. Сначала они обучались в лучшем вузе Китая Tsinghua University на языковых курсах в Пекине. Потом отправились в университет Tongji в Шанхае. Тилектес поступил на специальность «телекоммуникации».

«Когда я впервые посетил университет, увидел многоэтажную библиотеку только одного корпуса, засомневался, что я его окончу. Но, как говорят китайцы, дорогу осилит идущий. Учиться было нелегко; если бы до этого я 3,5 года не изучал язык и не имел опыта жизни в Китае, было бы сложнее. Я не был отличником, но тот факт, что я окончил этот университет, для меня стал победой», — рассказывает Тилектес.

Кроме учебы он активно занимался студенческой деятельностью, ставил цель создавать бренды, провел первый курултай казахстанских студентов в Китае, первый казакша курес, объединил всех болашаковцев Китая. Под крылом организации удалось собрать 15 тысяч студентов из Казахстана.

Поимо мероприятий и учебы герой нашего материала занимался переводом, ездил с бизнесменами на форумы и выставки, посетив за это время порядка 500 заводов в Китае.
Одно дело, когда ты учишься с китайцами, совсем другое — работать с ними и делать деньги. Китайцы никогда не говорят «нет», подписание меморандума ничего не означает, пока не получен первый транш, нет гарантий какого-то результата
«Я работал переводчиком, и ко мне часто приходили иностранцы, которые не знали, как открыть компанию в Китае. А поскольку у меня был такой опыт, мне пришла идея заняться консалтингом. Так я поставил на поток сразу несколько видов деятельности: представление услуг по регистрации компании, выход на заводы, переводческие услуги, проверка качества товаров, их отправка и сопровождение. Это был мой первый бизнес. Зарабатывали мы прилично, но я хотел получить опыт работы в китайской компании, узнать изнутри, что это такое. Так я устроился и год проработал в тайваньской компании, которая занималась открытием новых изделий в сфере медицины», — делится Тилектес.

«В фирме я начинал работать переводчиком, потом стал директором департамента, посетил с компанией семь стран. То, что я открывал компании, сопровождал бизнесменов, помогло мне в будущем. Ведь на чужих деньгах учиться легче. Когда ты занимаешься разными видами деятельности, не концентрируясь на одном направлении, накапливаешь разносторонний опыт. Однажды мы поехали с китайцами в Дубай и разговаривали с ними только на английском и китайском. За целую неделю я не произнес ни слова на казахском или русском. После возвращения в Шанхай я проснулся и заговорил с супругой на китайском. Вот тогда я понял, что мне надо возвращаться на Родину. Ведь мне даже сны стали сниться на китайском. Так, прожив в Китае 8 лет, мы с супругой вернулись в Казахстан. Многие в это не верят, но когда долго живешь за границей, часто снится казахстанская степь и запах полыни, действительно, это нельзя забыть», — рассказывает наш герой.

Вернувшись в Казахстан, он пробовал работать на госслужбе в Алматы, поработал и понял, что пока не хочет работать в этой сфере. Открыл консалтинговую компанию по работе с Китаем в трех направлениях: трансфер технологий, выход на заводы — поиск контрпартнеров, привлечение инвестиций. «Бизнес с Китаем специфичный, его нельзя передать словами. Китайский язык — это и есть ключ к работе с китайцами, это можно только чувствовать, где и как себя вести. Чувствовать можно только тогда, когда ты знаешь менталитет, психологию и язык. Одно дело, когда ты учишься с китайцами, совсем другое — работать с ними и делать деньги. Китайцы никогда не говорят «нет», подписание меморандума ничего не означает, пока не получен первый транш, нет гарантий какого-то результата», — делится Тилектес.

По его словам, когда он открыл консалтинговую компанию в Алматы, с клиентами была договоренность: первый платеж — плата за поездку, второй этап — плата за ежемесячные консалтинговые услуги и сопровождение, третий — процент от результата сделки. «Естественно, многие хотели сэкономить, старались после первого или второго этапа сделки расторгнуть со мной контракт. Но потом все они возвращались ко мне, и тогда я уже их не жалел. Просил не ту сумму, которую запрашивал в первый раз, а больше. Так как для китайцев ценно доверие, если они видят, что со мной расторгли отношения, чтобы не платить, они не будут работать с такой компанией», — делится спикер.

В работе с китайцами он также советует набраться терпения. «Чтобы быстрее заключить договор, стороны идут на уступки, но чем больше ты уступаешь, тем больше проигрываешь, надо просто забыть о сделке на месяц-два, потом они сами сделают первый шаг», — поясняет Тилектес.
Мне иногда кажется, что казахи начали забывать трудные моменты, которые были во времена голодных лет. А китайцы сделали большой вывод с тех времен. Они панически боятся повторения сложных голодных лет и копят на будущее.
Он также поделился, каким качествам научился у китайцев: «Самое главное, чему я научился у жителей Поднебесной, — эмоциональная сдержанность и терпение, я редко выхожу из себя. В «Мамлюке» Ермека Турсунова рассказывается, что у Бейбарса был советник-китаец, он говорил: «Не будь жестким — сломают, не будь мягким — растопчут, будь как вода — у воды нет препятствий: холодного потопит, горячего — потушит».

При этом Тилектес говорит, что ему так и не удалось за восемь лет научиться китайской бережливости. «Например, китайская семья зарабатывает 50 тысяч тенге, на 20 они живут, а 30 откладывают. Для меня был шок, когда из 30 однокурсников 15 человек, которые мне казались бедными, поступили на магистратуру на платное обучение в лучшие американские вузы, где обучение в год стоит от 30 тысяч долларов. Экономия впитывается китайцами с молоком матери. Мне иногда кажется, что казахи начали забывать трудные моменты, которые были во времена голодных лет. А китайцы сделали большой вывод с тех времен. Они панически боятся повторения сложных голодных лет и копят на будущее. Родители учат этому детей с 13 лет».

Тем же, кто планирует завоевывать рынок Поднебесной, Тилектес советует: не надо ставить цель завалить товаром весь Китай. «Возьмите одну улицу в Шанхае, на ней живет до миллиона человек. В Китай надо экспортировать то, чего у них нет. Например, органическую сельхозпродукцию, пшеницу, кукурузу, семечки подсолнечника, масло, муку, молоко. Многие китайцы ездят в Урумчи, в СУАР, в казахские аулы, чтобы попробовать натуральные продукты — мясо, кумыс, молоко. У нас две беды с Китаем: либо мы не знаем его, либо боимся как огня, но научиться работать с ним пока не можем. Тогда как, хотим мы этого или нет, мы будем работать с Китаем, общая граница заставит это делать», — говорит он.
После года жизни в Алматы бизнес героя нашего материала встал на ноги и стал приносить доход. В это самое время Тилектеса пригласили в Астану.

«Мне предложили работу по привлечению иностранных инвестиций и обслуживанию инвесторов. Несмотря на то что это маленький сектор, для меня это большая честь и ответственность. Я хочу подойти к этому не как чиновник, а как бизнесмен: выработать новые механизмы, улучшить условия привлечения инвесторов. Главная цель — монетизация новых проектов, которых очень много, но, к сожалению, выхлоп пока не такой сильный. Астана — это лицо страны, здесь не надо искать инвесторов, они сами приходят, но чтобы заинтересовать их остаться надолго, надо постараться. Поэтому я надеюсь, что здесь будет полезен мой многолетний опыт общения с иностранцами и знание нескольких языков. Понимание культуры и менталитета собеседника играет огромную роль в налаживании сотрудничества. Ведь чтобы человек раскошелился, его надо задобрить, а чтобы он стал добрым, он должен улыбнуться, а чтобы заставить его улыбнуться, надо правильно пошутить, а чтобы правильно пошутить, нужно быть с ним на одной волне», — резюмировал Тилектес Адамбеков.
Майра Медеубаев
Автор материала
Оцените наш материал
Поделитесь с друзьями
Читайте также:
Made on
Tilda